постописцы недели




активисты недели
Мир вообще не такой, каким мы привыкли его представлять. Мы думаем, что это один целостный мир, а на самом деле их много, тысячи и тысячи, столько же, сколько людей — ведь каждый видит его на свой лад; каждый живет в своем собственном мире. Иногда эти миры пересекаются, чаще на мгновение, изредка на всю жизнь. И появляются истории. Все они начинаются с идеи, что внезапно пришла в голову одному или двум.

гостеваяправилаfaqсписок ролейамс

НОВОСТИ: последние обновление от 18.12 // чёрный список от 11.02
// акция недели - двадцать третье февраля

STORYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » We're like a time bomb


We're like a time bomb

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

WE'RE LIKE A TIME BOMB
max caulfield // chloe price
http://funkyimg.com/i/2Bg3Z.gif
http://funkyimg.com/i/2Bg3Y.gif http://funkyimg.com/i/2Bg41.gif
« All Time Low - Time Bomb »

From the get-go I knew this was hard to hold
Like a crash the whole thing spun out of control
Oh, on a wire, we were dancing
Two kids, no consequences
Pull the trigger, without thinking
There's only one way down this road

Отредактировано Chloe Price (15.01.18 03:40)

+1

2

/////

forty seven pictures in the text
to remind me of the ones inside my head

/////

[indent] шум дороги / раскаты грома / тишина бункера. макс открывает глаза, уставившись в грязное стекло / бушующий океан / линзу объектива перед собой. после сна в неудобной позе / очередного укола у неё болит шея. макс морщится, жмурится, трёт глаза. сжимает и разжимает кулаки, разгоняя по жилам кровь, ощущая покалывание в кончиках пальцев.

[indent] ощущение себя здесь & сейчас приходит не сразу. макс разглядывает царапины на стекле, фокусируется на силуэтах деревьев за ним. она не узнаёт место, не понимает, по какой трассе они едут — куда они едут. макс знает только, откуда они едут — и почему едут так быстро. макс сглатывает острый ком в горле и трёт замёрзшие ладони.

[indent] её немного знобит, и мурашки по коже напоминают ей о холоде дождевых капель / серых стен под землёй. октябрь вновь неприятно солнечный, в контраст вчерашнему торнадо. вчерашнему ли? макс спохватывается, осознав, что не может вспомнить. может быть, шторм был ещё раньше? сколько дней они тогда едут?

[indent] макс не хочет спрашивать. макс не хочет доставать телефон, завалявшийся вместе с камерой на дне сумки. скорее всего, он разряжен, потому что иначе бы давно разрывался от смс и звонков. макс начинает тошнить от одной мысли, что его стоит зарядить, чтобы узнать, кто всё-таки смог выйти на связь. в конце концов, связаться со своими родителями.

[indent] именно к ним они едут — макс вспоминает не сразу, а, вспомнив, нервозно елозит на месте. куда им ещё податься, в конце концов? до сиэтла ещё надо доехать, но там их обеспечат крышей над головой. умом понимая, как родители сейчас переживают, макс не может пересилить себя и позвонить им. успокоить, сообщив, что с ними всё хорошо, что они едут к ним.

[indent] макс бросает взгляд на хлою.

[indent] макс не уверена, что ей нужно сказать. макс не уверена, что ей вообще стоит говорить. хлоя всегда хотела отправиться в путешествие навстречу приключениям, а макс... макс просто хотела убежать от ответственности. птенец, всё никак не решающийся навсегда покинуть родительское гнездо. взрослый мир такой большой и страшный — где её место? каково её призвание? справится ли она?

[indent] макс разглядывает бабочки и череп на руке хлои и думает, что её призвание теперь очевидно. макс разрушает / портит / использует, и с этим она справляется на отлично. что насчёт места? произошедшее с аркадией бэй ясно дало понять: ей лучше не оставаться где-либо надолго, если она не хочет стать причиной исчезновения ещё одного города. или нескольких городов. или целого штата — а, может, масштабы будут ещё больше?

[indent] макс не сомневается, что будут.

[indent] они останавливаются в захудалом мотеле. когда макс становится на землю, ей приходится ухватиться за дверь машины, чтобы не упасть. её ноги дрожат, не выдерживая веса собственного тела, и макс несколько секунд стоит, уставившись на грязные носки кед, привыкая. мышцы ноют после дороги, но макс перебарывает желание потянуться, боясь, что тогда действительно упадёт.

[indent] они снимают номер — денег у них достаточно, учитывая, сколько денег они нашли в кабинете директора. зайдя в небольшой, но чистый номер, макс пересекает нетвёрдым шагом комнату и заваливается на кровать, утыкаясь лицом в одеяло, и глубоко вздыхает. у неё ощущение, что вся тяжесть мира пытается вдавить её тело в матрас, не позволяя подняться.

[indent] ещё несколько секунд пробыв в состоянии тупого, бездумного ступора, макс переворачивается на спину и приподнимается, принимая сидячее положение. уставшее тело определённо хочет вернуться в прежнее положение, но перед сном — желательно вечного, — нужно сделать ещё пару вещей.

[indent] — ты первая? — макс кивает в сторону двери и прочищает горло, чувствуя неприятную сухость в нём. она чувствует смешанную, пугливую неловкость, разговаривая о простых повседневных вещах. никаких больше расследований, моральных конфликтов и невозможных выборов. — в душ, то есть.

Отредактировано Max Caulfield (15.01.18 22:52)

+1

3

Хлоя столько раз в запале говорила, что хочет стереть Аркадия Бэй с лица земли, но никогда всерьез не предполагала, что ей правда придётся оставить родной городок позади в руинах.
Если бы не ужасающие и намертво врезающиеся в память следы урагана, она бы и правда поверила, что умерла и попала в рай — её пикап проезжал прочь милю за милей, как она мечтала уже много-много лет.
Вот только путь Хлои лежал не на юг, к городу ангелов, пляжам и парку развлечений в Санта-Монике. Она направилась на север, в колыбель гранжа и город, который отнял у неё однажды её подругу.
Но сейчас совершенно точно было не к месту повторять об этой старой обиде. Больше никогда. Так Хлоя пообещала себе.
У неё до сих пор мурашки бежали по коже, стоило вспомнить тот разговор с Макc у входа на вечеринку в кампусе. Она до сих пор ощущала отголоски той ужасной ярости по отношению к проклятому Прескотту. Сменившее их удивление от того, что обмудка уже убили, да кто — учитель фотографии. Тот самый обаятельный учитель фотографии, с которым Хлоя как ни в чем не бывало поговорила днём ранее. Макс рассказала ей всё: как он держал её в той самой проявочной, как она мучилась. Как не кто иной, как Дэвид спас её.
То, что она снова смогла увидеть её настоящего отца живым… Тогда у Хлои мало что нашлось сказать, и она не прекращала думать об этом ни на секунду из того времени, что они просидели в её комнате.
Только с возвращением Макс в жизнь Хлои и благодаря тому злосчастному случаю с Кейт они смогли начать полноценное расследование лучше любых копов и докопаться до правды. Долгих шесть месяцев тайна пропажи Рэйчел медленно сводила Хлою с ума, и она мало о чём ещё могла думать.
Именно поэтому её не оказалось рядом в тот момент, когда Макс в ней больше всего нуждалась.
Хлоя никогда не забудет её взгляд во время разговора возле кампуса. И тогда, после того, как Макс вырубилась у маяка и пришла в себя, рассказав лишь малую часть правды. Через сколько кругов ада ей пришлось пройти, прежде чем вернуться?

Хлоя сосредоточила внимание на дороге. Так лучше. Осторожность, о которой она так часто забывала на этой неделе, была как нельзя кстати. Помогала забыться. Повременить с осознанием потери.
Периодически Хлоя бросала обеспокоенный взгляд на Макс. Купленные на заправке съестные припасы лежали почти нетронутые в бардачке. Хлоя заставила себя немного поесть, чтобы выдержать путь, но Макс была такой отстранённой и подавленной. Сколько раз Хлоя порывалась поговорить с ней — столько же раз и останавливала себя.
Наконец-то её тарахтящий монстр со свалки затих и остановился у одного из придорожных мотелей. Хлоя чувствовала себя истощенной и остерегалась просто-напросто вырубиться за рулём. Не потому, что боялась на свою такую драгоценно-бесценную долбанную жизнь, которая (не) стоила целого города. Она боялась за Макс. Хотела помочь, но не знала как, потому что прежде прекрасно справлялась только с одной вещью — рыла сама себе могилу, из которой её в последний момент вытаскивала Макс, благодаря какой-то странной насмешке вселенной получившая силы в момент первой смерти Прайс.
Хлоя неотрывно следила за вышедшей из машины Макс, словно она вот-вот может исчезнуть. Не физически, нет, физически она может остаться прямо тут, но затеряться где-то в недрах своего сознания. Так уже было в тот раз, когда она осталась с Макс… но  другой Макс, не помнившей то, о чем она рассказала ей пять минут назад. Путешествовавшей через фотографию Макс.
И тогда, у маяка, когда Макс застряла в своих кошмарах...
Макс выглядит такой слабой, вся эта чертовщина выкачала из неё столько сил. И одновременно Прайс понимает, что Макс гораздо сильнее её самой — и гораздо сильнее большинства из всех людей, что Хлоя когда-либо знала, и не только благодаря своим сверхсилам. 
Теперь, когда стало слишком поздно, Хлоя наконец-то поняла, каково пришлось её матери. Когда отец умер, она правда старалась держаться. Но кто знает, сколько слез она пролила за закрытыми дверьми своей спальни. Она ходила в закусочную как ни в чём не бывало, наблюдая, как всякое собиравшееся там отребье смотрит на неё свысока. И потом, когда Хлоя раз за разом огорчала её, она всё равно держалась и заботилась о ней. А Хлоя отняла у неё другого дорогого человека. Как легко и с какой готовностью выставленный на улицу и униженный Дэвид откликнулся тогда на их зов.
Но Хлоя не могла долго задерживать на этих мыслях.
Бытовые хлопоты отвлекли, пока безмолвная Макс просто следовала за ней. Наконец, когда они остались одни, Колфилд бессильно повалилась на постель, а Хлоя застыла у двери, скрестив руки на груди.
— Нет, — выдавила она, но голос звучал слишком взволнованно и дрожащее для такой простой фразы. — Мне надо покурить, а ты иди…
Хлоя переминалась с ноги на ногу, ощущая крайне непривычные для себя волнение и невозможность подобрать слова. Время для дурацких шуточек не к месту прошло.
— Макс, я не хочу давить на тебя, — Хлоя подавила вздох и присела на краешек кровати рядом с Колфилд, положив руку на её плечо. — Но если тебе будет легче так — поговори со мной. Я прямо здесь, рядом, хорошо?

+2

4

В голосе Хлои прозвучало что-то такое, от чего Макс встрепенулась бы даже в грохочущем зале на вечеринке "Циклона". Сейчас ее хватило только поднять на Хлою взгляд и как-то заторможенно сообразить, что той сейчас куда хуже, чем ей самой. По крайней мере, родители Макс были живы и здоровы, а жить с тяжелым решением на душе вряд ли труднее, чем зная, что это решение приняли ради тебя.

- Я... я все думаю об этом урагане, - призналась она, отстраненно глядя куда-то мимо Хлои. - Я ведь могла сделать больше. Предупредить всех об опасности. Может, они успели бы эвакуировать город, и тогда...
Она осеклась, едва не упомянув родителей Хлои. Дурацкая манера произносить слова, которые в ту же секунду хочется отмотать назад. Как-то так она и угробила Аркадию Бэй, правда?

- Думаешь, у меня бы получилось? Спасти всех, в смысле, - Макс подняла взгляд на Хлою, будто только сейчас почувствовав ее руку на своем плече. Она ждала какого-то утешения, хотя и сама толком не знала, что такого можно сказать, чтобы сделать эту ситуацию хоть капельку лучше.
Лиц людей, погибших там, под обвалами, Макс не видела - и хорошо: на расстоянии любые потери кажутся допустимыми. Утешение, конечно, было так себе: в другой реальности последствия урагана ей все же довелось увидеть собственными глазами, и все равно она не сделала то, что должна была.
Отличный из Макс получился супергерой, ничего не скажешь.

+2

5

После смерти отца и отъезда Макс, а потом и после исчезновения Рэйчел, столкнувшись с новой болью, Хлоя словно… застывала на месте. Лишенная смысла в жизни, она просто жадно хваталась за способы забыться и, будучи полностью погруженной в себя, игнорировала чувства других, даже самых близких.
Неделя с Макс же и особенно последний день… вернее, не так, день, который мог бы стать последним — что-то изменили в Хлое. Если и надломили, то не для того, чтобы разрушить, а чтобы созидать. Она чувствовала потребность жить, а не просто существовать, заботиться о ком-то, кроме себя… и даже возвращение прежней пытливости, которую тщетно пыталась в ней возродить мисс Грант.
— Не знаю, Макс, — честно ответила Хлоя. — Думаешь, нас бы не сочли сумасшедшими? Хватило бы времени? Я не уверена, что до конца понимаю природу твоих способностей… Но тогда ты сказала, что путешествовала через фотографию. Ты, казалось, торопилась. Ты хотела спасти меня… и вспомнила это только тогда, у маяка.
Хлое хотелось откинуться назад и завалиться на постель. Измотанное дорогой и третьими сутками без сна тело молило об этом. Но обуянный не  только физической болью мозг напоминал о том, что стоит только закрыть глаза, и она снова увидит все. Связанная, беспомощная и словно разрываемая изнутри отчаянием Рэйчел в Проявочной. Руины города. Подступающее ощущение потери.
Они даже не стали искать выживших, просто рванулись сломя голову прочь. Не потому, что были бесчувственны, а просто потому, что Хлоя боялась, что Макс снова затеряется в своих кошмарах. Потому что совсем не представляла, как выдержала бы, случись это опять и останься она совсем одна.
— Макс, я пытаюсь сказать… Не вини во всем себя. Я опять действовала глупо, а ты прошла через сущий ад, в который я тебя втянула, и все равно решила вернуться и спасти меня.
Хлоя ссутулилась и обессилено, но очень осторожно прислонилась виском к плечу Макс, приобняв ее. 
—Думаешь, закусочная могла каким-то чудом удержаться под натиском урагана? – слабым голосом пробормотала Хлоя, лелеявшая эту надежду самым краешком сознания, боясь увериться в ней лишь для того, чтобы потом захлебнуться горькой правдой.

+2

6

Хлою сложно было винить в непонимании ее способностей. Пока единственная закономерность, которую удалось обнаружить самой Макс, сводилась к тому, что не стоит играть со временем, если не хочешь в один прекрасный день выбирать, кого приговорить к смерти - целый город или человека, которого любишь.
И даже это знание мало что ей дало.

- Не говори так. Мы бы никогда не нашли убийцу Рэйчел, если бы не ты. Ты всегда была вечным двигателем. Для меня и других, - добавлять, что толку от этого было мало, Макс не стала: и без того есть о чем сожалеть. При одной мысли о том, что Джефферсон вытворял в своем бункере, к горлу подступала тошнота. Этот подонок заслуживал куда большего, чем смерть в урагане. Жаль, нельзя было позволить Дэвиду пустить ему пулю в лоб во всех реальностях сразу.

Почувствовав дыхание Хлои совсем рядом, Макс обняла ее в ответ, и пальцы сомкнулись на плече несколько более импульсивно, чем она планировала - как будто, подстегиваемая мыслями о проявочной, она желала защитить Хлою от этого кошмара. Это было хорошее чувство - в нем бесследно растворялись и усталость, и страх, и в какой-то момент пришло пугающее осознание, что Макс не задумываясь пожертвовала бы любым городом и не одним, случись ей выбирать еще раз.
О своих чувствах она до сих пор так и не заговорила. Сначала потому, что просто не понимала их, потом был гребанный психопат Джефферсон, Хлоя, падающая на землю с пулей во лбу, проявочная, ураган... Ну а сейчас... Сейчас Хлое было просто не до этого.
Знакомьтесь, Макс Колфилд: умеет управлять временем, но его всегда не хватает, чтобы сказать главное.

- Конечно, могла, - соврала Макс, стараясь подавить вспыхнувшую в мыслях картину разрушенной Аркадии Бэй. Машины с выбитыми стеклами, в спешке оставленные посреди дороги, погнутые фонарные столбы, развороченные дома с пустыми окнами, слепо смотрящие в лицо приближавшейся стихии. Еще один эпизод, знать о котором Хлое совсем необязательно. Шансов выжить у них было мало - и все-таки даже там все эти люди боролись за свою жизнь и жизни своих близких, заботились друг о друге, как никогда не заботились до урагана.
Макс помедлила, полностью осознавая, что сейчас произнесет нечто откровенно идиотское.
- Хочешь... хочешь, мы вернемся?

+2

7

Хлоя с придыханием хмыкнула в плечо Макс:
— Хочешь сказать: моя сверхспособность — шило в заднице?
Хлоя, которой необходимо было смириться с потерями и вновь учиться жить дальше, на мгновения стала собой прежней — или, вернее сказать, вернула себе броню несерьезности. Возможно, помогли объятия с Макс, которые помогли почувствовать себя уютно даже в дешевой безликой комнате в мотеле на трассе посреди дороги в будущее.
Или в прошлое?
Объятия Макс заставили вспомнить о том судьбоносном моменте у маяка. Хлоя хотела поцеловать Макс, точно решилась бы, если бы это был последний их день вместе. Но когда Макс сказала, что выбирает ее, осознавая последствия, вместо этого Прайс просто пообещала быть с ней всегда; возможно, потому что ураган на горизонте уже начал постепенно придавливать грузом вины и ее. Или просто потому, что надо было рвать когти, спасая Макс. Как напарник в преступлениях напарника во времени.
Сейчас Хлоя тоже испытала порыв развернуться лицом к Макс и поцеловать ее по-настоящему, не на спор. Но вместо этого Прайс, вздрогнув, отстранилась — только чтобы бросить на Макс пораженный взгляд.
— Ты… ты правда думаешь, что…
«Что мы не найдем только останки среди руин».
«Что не случится постыдной отсрочки в прощании с еще одним родителем».
«Что ты не ускользнешь в кошмары, оставшись со мной только физической оболочкой».
— Макс, я не знаю как быть, — в очередной раз без обиняков выдала Хлоя. — Я не знаю, смогу ли пройти через это.

Еще раз.
Хлоя потупила взгляд, вспоминая, как нашла на свалке старую машину отца. Тогда боль всколыхнулась в ней с невидимой силой. Подкрепляемая каждым взглядом на вещи Уильяма, боль ненадолго отступила перед лучезарностью, которую привнесла в жизнь Прайс Рэйчел, но когда та исчезла — вернулась вновь, не острой, но ноющей, подтачивающей день за днем, такой противной и отнимающей последнюю радость в жизни, что хотелось стащить пистолет Дэвида вовсе не для самообороны, и тем более не для атаки, а просто чтобы исчезнуть.
— И не знаю, выдержишь ли этого ты. Я знаю, что ты чертовски сильная СуперМакс, но я не уверена, в твоих способностях ли дело или чертов город проклят, — слова вновь полились уверенным потоком, хотя иногда голос Хлои непривычно подрагивал.  — Просто, если ты — настоящая ты — опять исчезнешь, и я не смогу тебе помочь… Я точно сама сойду с ума.
Тирада отозвалась в Хлое возросшим беспокойством и сидеть спокойно стало физически невозможно. Говоря о шиле в заднице.
Прайс осторожно выбралась из объятий Макс и встала, меряя шагами небольшую комнату. Самым простым выходом было бы вспомнить о лежащем мертвым грузом в кармане телефоне, который она опасалась проверять с того самого момента, как пикап умчал ее прочь.
Но вместо этого Хлоя выпалила:
— Может, узнаем что-нибудь из новостей? 
ЭЛТ телевизор в комнате напоминал об обители самой Прайс. Забавно, что в «Двух китах» новую плазму успели поставить раньше, чем в доме у Прайсов-Мэдсенов. Чертова забегаловка была не такой уж престижной для сотрудников, но популярной. Почему у мамы была смена именно в этот вечер? Смогла бы Хлоя уговорить Джойс не ходить туда и бежать, сломя голову?
Джойс бы сочла это очередной безумной выходкой своей непутевой дочери, потому что вечер и ночь четверга ничего такого не предвещали, а двум лунам подивились разве что малолетние укурки и алкоголики на вечеринке.
Невысказанные слова разрывали Хлою изнутри.
«Теперь я понимаю, мам».

Отредактировано Chloe Price (21.02.18 21:29)

+2

8

Макс была неразговорчива, а потому весьма осмотрительна в выборе слов. Обычно.
И как обычно все начинало идти наперекосяк, когда рядом оказывалась Хлоя.

Вот дура! Надо же было ляпнуть такое.
Глядя на то, что происходило с ее подругой, мысленно Макс уже костерила себя на все лады. И конечно, первым инстинктом было перемотать время на пару минут назад, чтобы вновь оказаться в мире хоть чуточку лучше этого - по крайней мере тем, что в нем не прозвучали жестокие слова о доме, вернувшие Хлою в ад вины и сомнений.
Макс понимала, что не сможет долго защищать ее от всего, что связано с ураганом. Не сможет стереть память себе и ей, чтобы жить до скончания века в уютном коконе, забыв об орегонском городишке на побережье. Не сможет контролировать реальность настолько, чтобы в ней никогда не существовало Аркадии Бэй. Но ввергать ее - прямо сейчас - обратно в ту пропасть, из которой они с таким трудом выбрались, было во много раз хуже, чем равнодушно молчать, будто Джойс с Дэвидом, и Фрэнка, и Рэйчел, и всего чертового Блэквелла не было вовсе.
Скромная гостиничная комнатка с приглушенным светом вдруг стала угрожающе тесной как проявочная мистера Джефферсона, но мир не поплыл перед глазами, а напротив - угловато ощетинился, готовясь к нападению. Тишина вокруг стала звенящей.

- Тогда не надо! - эти слова вырвались у Макс сами собой.
Вскочив с кровати, она бросилась к Хлое, оказавшись пугающе близко прежде, чем осознала, как это выглядит. Так близко, что могла слышать биение ее сердца и дыхание на собственной коже. Ее руки, непонятно как и почему лежавшие на талии Хлои, будто одеревенели, но убирать их Макс не стала - менее неловкой от этого ситуация уже не станет.
Что же она творит? Сейчас не место и не время, чтобы говорить о своих чувствах!
- Не надо, - в голосе Макс зазвучало такое неприкрытое отчаяние, что она снова мысленно выругалась, едва удержавшись от того, чтобы пустить свои способности в ход. Хлоя сразу поймет по ее голосу, что надежды нет - и это после того, как Макс сама, собственным идиотским языком дала этой надежде шанс на существование. Ну почему она ничего не может сделать по-человечески?

Телевизор в углу комнаты равнодушно-выжидающе уставился на них, и хотя Макс понимала, что это глупо, больше всего ей хотелось вышвырнуть его в окно.
- Хлоя... С ними все хорошо, - осторожно подняв руку, Макс провела пальцами по волосам Хлои, убирая синюю прядь со лба, и с трудом подняла глаза, чтобы умоляюще встретиться с ней взглядом. - Просто... не надо.

+2


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » We're like a time bomb