постописцы недели




активисты недели
Мир вообще не такой, каким мы привыкли его представлять. Мы думаем, что это один целостный мир, а на самом деле их много, тысячи и тысячи, столько же, сколько людей — ведь каждый видит его на свой лад; каждый живет в своем собственном мире. Иногда эти миры пересекаются, чаще на мгновение, изредка на всю жизнь. И появляются истории. Все они начинаются с идеи, что внезапно пришла в голову одному или двум.

гостеваяправилаfaqсписок ролейамс

НОВОСТИ: последние обновление от 18.12 // акция недели - игры // чёрный список от 08.01 // не пропусти подарки от поро

STORYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » а девочка созрела


а девочка созрела

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

А ДЕВОЧКА СОЗРЕЛА
габриэль // чарли
http://funkyimg.com/i/2B6oq.jpg http://funkyimg.com/i/2B6op.jpg
http://funkyimg.com/i/2B6oo.jpghttp://funkyimg.com/i/2B6or.jpg
«call me anytime that you see the lightning, don't you feel alone, you can always find me. we've got a wild love raging, raging lost among a million changing faces »

рождество — семейный праздник. самый радостный и светлый в году. когда в одном кругу собираются даже те родственники, которые живут за тысячи миль друг от друга.

+2

2

[indent] Зима в этом году не порадовала Англию снегом. Это Чарли понял, как только аппарировал на знакомое и родное побережье и приземлился прямиком во влажный песок. Холодный ветер тут же забрался к нему под мантию и усердно завыл над ухом, перемежаясь со слабыми звуками морского прибоя. Даже вода отказывалась покрываться ледяной корочкой. Ракушка стояла все на том же самом месте, защищенная «Фиделиусом», а окна горели яркими разноцветными гирляндами, словно завлекая блудного члена семьи на огонёк. Улыбнувшись, Уизли перехватил поудобнее рюкзак с малочисленными пожитками и направился прямиком к дому.
[indent] Чарли наглым образом игнорировал родные края последние полтора года. Он гостил в Норе позапрошлым летом во время отпуска около двух недель, и с тех пор общался с семьей только посредством каминной сети или совиной почтой. Впрочем, так он делал на протяжении всей своей жизни, практически подавшись в отшельники ради благого дела и своей любимой до дрожи работы. Своей главной страсти он готов был сочинять оды, посвящать романсы и петь серенады, над чем неоднократно подшучивали братья, но разумеется, о семье и дорогих ему людях он не забывал окончательно. Мать писала ему всю осень, уговаривая приехать. Но с матерью, конечно, стоило быть настороже: всякий раз стоило Чарли вернуться домой в Нору, она пыталась его с кем-нибудь свести. Чарли в свою очередь отнекивался, но упрямству Молли можно было позавидовать. Чего только стоили ее причитания, мол, все братья уже женаты, с детьми, а ты что всю жизнь собираешься со своими драконами провести?
[indent] Молча вздыхая, Чарли мысленно признавал, что хочет. На самом деле хочет, и ничто его любви к огненным рептилиям не изменит, и даже никто. Поэтому он вполне осознавал, что мать снова заведет эту тему, и решил сделать большой крюк, перед тем, как попасть в Нору. Вроде как и дома, в Англии, а вроде как и нет — приходилось прибегать вот к таким отчаянным хитростям. Он впрочем не сомневался, что на Рождество в Норе будет тесно и шумно, так что никто бы не обиделся, если бы он потеснил Билла и Флер.
[indent] — Ча'ли! 'ада, что ты, наконец, п'иехал! Здесь тебя всегда ждут — Флер, так и не избавившаяся от своего акцента, кинулась тут же обниматься, на что он счастливо улыбнулся, обхватив большими ручищами невестку в ответ.
[indent] С Биллом он также обнялся и крепко пожал брату руку. Тот словно совсем не изменился, может, только пара лишних морщин появились. Пока его жена убежала хлопотать, он остался составить компанию.
[indent] — Девочки наверху, уже спят, но завтра они тебя точно достанут. Вик стала слишком шустрой — Чарли представлял, как подросла Мари-Виктуар, которой должно было уже исполниться четыре; а с малышкой Доминик он и вовсе не имел чести быть знакомым. Но все игры автоматически отложились на завтра, а Флер уже постелила ему внизу на диване, так что Чарли забылся сном, как только голова его коснулась подушки.
[indent] К завтраку он поднялся по привычке рано, и в растрепанном состоянии отправился помогать большому семейству на кухню. Пока Чарли наводил чай, а Флер палочкой заставляла готовиться закуски, Билл рассказывал о чудачествах дочек. Спустя десять минут таких рассказов, живот Чарли уже побаливал от смеха, и скорее всего он всех перебудил, о чем свидетельствовал чей-то быстрый топот ног по лестнице.
[indent] — Габи, доб'ое ут'о! Как тебе спалось? Ник тебя не 'азбудила? — тут же завалила сестру расспросами Флер, а Чарли, обернувшись, застыл с горячим чайником в руках. Он совершенно не узнавал девушку, что стояла перед ним. Чарли не узнавал Габриэль.
[indent] Он помнил ее совсем малышкой, вдруг оказавшейся в ангаре дракона во время Турнира трех волшебников больше десяти лет назад. Помнил, как схватил ее в охапку, спасая от огненного пламени. Она дрожала от страха, а сердце билось так гулко, что Чарли думал — оно сейчас выскочит из ее груди. Чарли плохо, но все же помнил ее нескладным худощавым подростком, и помнил, как она носилась по побережью ранней весной на пасхальные каникулы. Помнил, как она ходила за ним маленьким хвостиком, а он чувствовал неловкость, услышав, что она собирается за него замуж.
[indent] Однако такую Габриэль, что сейчас стояла напротив, ослепляя его своей дерзкой и естественной природой, он не знал.
[indent] — С добрым утром — Чарли глупо улыбнулся, стараясь не обращать внимания на то, каким понимающим взглядом на него смотрел Билл. Тот будто все понимал больше самого Чарли, но в действительности он еще сам ничего не понял. Не стало проще и когда они все сели за стол. Виктуар сбежала следом за Габриэль, а маленькую Доминик Флер спустила на руках, усадив ту в маленький детский стульчик.
[indent] Уизли ощущал себя снова дома, в привычном кругу большой и шумной семьи, но взгляд его волей-неволей возвращался к Габриэль, сидевшей напротив. Он не очень улавливал суть общего разговора, но когда речь зашла о работе Билла, влез, перебив всех: А ты чем сейчас занимаешься, Габриэль? Где работаешь? Как, кстати, поживают мсье и мадам Делакур?
[indent] Мсье и мадам Делакур Чарли видел один раз в жизни на свадьбе Билла и Флер, и ровным счетом не знал о них ничего, но надо же было как-то завязывать разговор. Остальные не обращали на них абсолютно никакого внимания, или просто делали вид.
[indent] — Ты очень сильно выросла — заметил он, отправляя в рот очередной кусок пирога.

+1

3

Габриэль не любила Англию. Вечные дожди, туманы и ветра, пронизывающие до самых костей и вгоняющие в серую тоску и депрессию. Как они живут в таких условиях не испытывая желания покончить с собой каждый день? Лето должно быть летом, а зима – зимой. Здесь же была вечная осень. Вечная осень за окнами и вечная осень в душе.
Габи не могла понять как Флер может здесь чувствовать себя счастливой. Для нее жизнь на Туманном Альбиона после мягкого  климата Франции, с его жарким летом и снежной зимой, стала бы настоящей пыткой. Слава Богу, бывала она здесь крайне редко и на короткий промежуток времени. Хотя теперь, скорее всего, это изменится и посещать Британию придется намного чаще. Новая должность в Министерстве Магии Франции обязывала. Личный помощник Министра по международным магическим отношениям обязан следовать за своим боссом как тень, а командировок и деловых поездок у министра как соцветий лаванды на полях Прованса.
Габриэль гордилась тем, что из множества кандидатов на эту должность выбрали именно её. И дело было не в родственных связях и крови вейлы, которая могла бы повлиять на объективность при собеседовании с начальником, а именно ее образование, хватка дипломата и желание посвятить всю себя карьере в Министерстве. Ее новый босс, мадам Лоран, разглядела в ней именно профессионала, а не красивую куклу с хорошей родословной, как делали это все остальные, за что Габриэль ей была безумно благодарна и безмерно предана. Мадам была стойкой женщиной, сильной волшебницей и прекрасным дипломатом. Было чему поучиться молодой, только начинающей свой путь в политике, мадемуазель Делакур.
Отправляясь в свою первую командировку в Лондон в качестве персонального ассистента Мадам Лоран за пару дней до Рождества, Габриэль даже не рассчитывала на какой-то отдых, так как была уверена, что будет работать все праздники без передышки. Но Министр управилась со всеми делами за один день и отпустила Габи встретить Рождество с сестрой и ее семьей, предварительно оставив метку вызова на запястье девушки.
Так, Габриэль оказалась на пороге Ракушки со словами «Сюрприз!» и кучей подарков в руках.
Последнее время общалась она с сестрой и племянницами только по средствам каминной связи, так как после рождения Доминик Флер еще не разу не приезжала во Францию, ссылаясь, что малышка еще слишком мала, чтобы путешествовать. Родители навещали чету Уизли периодически, а вот Габриэль не была в этом доме с момента свадьбы Билла и Флер, встречаясь с ними только когда они гостили у Делакур.
Весь вечер девушки провели за разговорами и воспоминаниями (Билл взял всю заботу о дочках на себя, дав жене время побыть с родной сестрой), а улеглись спать уже за полночь.
Проснулась Габриэль когда часы пробили десять. Приведя себя в порядок и натянув черную водолазку и темные брюки, которые обтягивали бедра как вторая кожа, девушка спустилась вниз. Из кухни доносились голоса, поэтому туда блондинка и направилась.
  — Габи, доб'ое ут'о! Как тебе спалось? Ник тебя не 'азбудила? – поздоровалась Флер.
— Доброе утро всем. Я спала как убитая и ничего на слышала. ответила Габриэль почти на чистом английском. Девушка не один год убила, чтобы избавиться от этого каркающего акцента и сделать речь не такой выделяющейся. Кстати говоря, это тоже очень помогло при приеме на работу.
Войдя в кухню и заметив еще одного гостя, Габи замерла. Сердце пропустило один удар.
Чарли Уизли. Ее первая детская любовь.
Вот кого, кого, а его она тут не ожидала встретить. Прошло уже кучу лет с тех пор, как она видела его в последний раз. Боже, какой же маленькой глупышкой она была. Заявила тогда, что хочет за него замуж и будет любить его вечно.
Вспомнив это, Габриэль чуть не прыснула со смеху.
– Доброе утро, Чарльз! Тоже решили навестить брата, свалившись как снег на голову? с ослепительной улыбкой поприветствовала девушка среднего из Уизли. Она чувствовала небольшую неловкость от его присутствия и надеялась, что он не помнил ее детской влюбленности. Не хотелось бы, чтобы мужчина подумал, что она и сейчас будет его преследовать везде и требовать взять в жены. Той маленькой девочки давно уже нет. Так же как и глупой влюбленности, хоть Чарли и был, так сказать, «в ее вкусе».
Рассевшись за стол, Гэбриэль оказалась напротив Чарльза, который поинтересовался ее жизнью.
– Работаю в Министерстве международных магических отношений, правда совсем недолго. А родители в полнейшем здравии, спасибо. Передавали всей вашей семье большой привет и лучшие пожелания. А как ваши дела, Чарльз? Все так же живете с драконами? Флер переводила странный взгляд с Габриэль на Чарли, чем вызвала удивление у блондинки. Габи не видела ничего странного в беседе людей, которые не виделись много лет. Обычный жест вежливости.
Последнее замечание рыжеволосова укротителя огненных рептилий заставил девушку засмеяться.
– Ну да, лет десять же прошло, а то и больше, верно Флер? доедая круасан, спросила Габи у старшей сестры. Та кивнула и извинившись перед гостями, удалилась вместе с Доминик. Девочке нужно было срочно сменить подгузник. Билл вызвался ей помочь и тоже скрылся за дверью. На кухне остались только Габриэль, Чарльз, Мари-Виктуар и безумная неловкость в воздухе.

Отредактировано Gabrielle Delacour (17.01.18 10:35)

+1


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » а девочка созрела