STORYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » варить кофе, ждать любовь


варить кофе, ждать любовь

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

варить кофе, ждать любовь
Akaashi Keiji // Kuroo Tetsuro
http://s3.uploads.ru/bUIcW.jpg
« Полные ботинки одиночества. Написанное матом в подъезде пророчество.
Ты протянешь руки к солнцу, а оно не улыбнётся. Среди унылых дней нам только остаётся... »

« Варить кофе, ждать любовь. »
Не свою. Чужую. Под конец прохладного ноября.
Акааши хочет встретиться, это понятно по сообщению. Куроо не долго думает, сразу набирает номер, вместо текстового ответа, некогда печатать, ждать ответа, так быстрее и проще понять собеседника по голосу.
- Приходи... - он называет адрес, ну, так, на всякий случай.
Акааши уже бывал здесь, Бокуто приходил вместе с ним, беззаботно позабыв, что бро просил его не сливать никому, где он там ещё подрабатывает. Вот что влюблённость с людьми делает, совсем забывают хранить тайны. Хорошо, что не военные, хм.
Куроо работает баристой в кофейне, удачно расположенной где-то между его домом и университетом, на первом этаже обыкновенного жилого дома, одного из многих, таких одинаковых. На первый взгляд ничего особенного, но естественные дубовые, охровые и травяные оттенки в интерьере создают уютную атмосферу. Утром и днём здесь бывает большой поток посетителей, а вот вечером приходят только постоянные клиенты, ценители кофе и выпечки, это здесь готовят как-то по особенному. Хотя, может, так только кажется?

Отредактировано Kuroo Tetsuro (13.01.19 08:47)

+3

2

Полтора года - бесконечно долгий срок, когда ты дышишь вязкой патокой времени, застывшего в один конкретный миг ожидания чуда. Или же полного краха мечтаний. Когда погружаешься на самое дно своих страхов и ложных надежд, уже видишь, что свет наверху все дальше, а толща обстоятельств и молчания давит все ощутимее.
И однажды легкие не выдерживают, их разрывает от невозможности сделать вдох, от переполняющих чувств и не растраченного чего-то, чему до этого в твоей жизни не было названия, потому что…
А просто потому что.
Акааши Кейджи потянулся в карман за зажигалкой, поёжился от порыва ветра, швырнувшего пригоршню снега и холода за ворот стильного, но явно не спасавшего от буйства стихии тренчкота. Ладно хоть с утра он предусмотрительно прихватил шарф, а то риск заболеть возрос бы в разы. Кейджи только что набрал sms Куроо-семпаю, долго сомневался, стоит ли это делать вообще, но в итоге из-за порыва ветра неловко мазнул по экрану пальцем, случайно [нет] задев кнопку "ок" и вздохнул прерывисто. С облегчением.
Безупречная вежливость и спокойствие за последние полтора, а если уж точнее, то два с половиной года грозили обернуться катастрофой со дня на день. Свой абсолютный контроль Акааши Кейджи при последней встрече с Бокуто-саном размазал тончайшей пленкой натяжения по вот-вот хлынувшим через край терпения  эмоциям. Поющая струна, протянутая чуть левее грудины постоянно вибрировала, стоило на горизонте появиться крашеной седой копне волос, или как только до слуха доносилось привычное протяжное и громкое "Акаааааашиии!" - он на мысленный счет до десяти приказывал себе разжимать пальцы в карманах и обращаться, как обычно сдержанно, иногда парируя привычными почти равнодушными фразами, впрочем, все более полными сарказма. И пусть никто не упрекнул бы Кейджи в невежливости в отношении семпая, сам он знал прекрасно, что позволяет себе слишком много, пытаясь уколоть побольнее словами, раз уж иначе нельзя. Раз уж иначе - просто друг. И раз уж иначе - лишь воспоминания о первом поцелуе слишком часто вторгаются в повседневность в самый неподходящий момент, оставляя по утрам жар на скулах и болезненную тяжесть в паху. Последний раз ему аж на съемках пришлось срочно извиняться и почти бежать в уборную - а всего-то стоило обонянию коснуться того же парфюма что использовал Бокуто.
Выматывающая, бесконечная пытка неизвестностью, хотя он с каникул после выпуска уже осознал все, чем являлось молчание семпая, за каким-то чертом подарившего пуговицу, ту самую, самую важную. И поцелуй, полный игл электричества, приятных до мурашек, тогда вызвавший откровенный шок и заставивший крепко задуматься примерно на год о том, что рядом - только руку протяни, - а на самом деле далеко также примерно, как Туманность Андромеды. И то, что он тогда решился отдать самую дорогую на момент выпуска вещь ему, а в ответ не получил ничего, кроме все той же сияющей дружеской привязанностью улыбки и поздравлений искренних… Это даже прыжком сквозь гиперпространство не преодолеть, видимо.
Пальцы вновь коснулись гладкой поверхности зажигалки, а виброзвонок вернул в реальность небывалого для Токио и этого времени года снегопада и холода. Пришлось шагнуть в какой-то магазин, под поток теплозавесы, словно в душ из обогрева. Короткий разговор, приглашение на кофе и согласие поговорить. Ну, кто бы сомневался, что Куроо-сан не станет тратить время и силы на кибербуквы, а вызвонит лично. Кейджи оглянулся, куда его занесло звонком и непогодой - оказалось, кондитерская лавка, да еще и традиционных японских сладостей. Взгляд пробежался по со вкусом украшенным витринам, остановился на уже очень немолодой японке в сером иромудзи с голубым оби. Акааши спохватился, поклонился и поприветствовал в ответ на традиционное приветствие посетителя. Коротко извинился за личный разговор по телефону и, уже зная, что неплохой идеей будет угостить семпая, раз уж идет на это откровенное сумасшествие [или суицид?]. Насколько он помнил, тот не был большим любителем сладкого, значит… ну не шоколад же дарить - не Белый день ведь. Взгляд упал на набор вагаси, даже на первый взгляд выглядевших очень свежими и вкусными. Через пару минут он вновь выходил в снегопад и вдруг стихший ветер, держа в руках не только свою сумку и небольшой пакет с бережно упакованным угощением. Вдохнул морозный воздух и порадовался, что стих ветер, хотя теперь снег валил такой сплошной белой стеной, что не видно было ничего на два метра вперед.
"Городские службы наверное с ума сходят… с утра предупреждали о циклоне, но никто и словом не обмолвился о снегопаде", - крупные хлопья падали на темные волосы, оседали на плечах и довольно быстро таяли на щеках и лбу - пришлось поторопиться, а то не самые приятные ощущения для такого тактиля, как Кейджи. Запоздало подумалось о зонте, но проще было взять такси, что он и сделал, почти сразу выдернув жестом руки из потока машин яркий желтый автомобиль.

Стряхивая с волос и полупальто, с сумки и обуви снег, Акааши откровенно тянул время, пока решался войти в кофейню, уже, кажется, закрытую для остальных посетителей. По крайней мере, соответствующая табличка на двери уже висела, хотя теплый мягкий свет внутри так и манил. И Куроо-семпай наверняка его уже видит, пусть у Акааши и весомый повод тусить на пороге в виде нежелания прибавлять баристе работы по уборке. Но дольше оставаться тут уже просто глупо - тихий мелодичный звон дверного колокольчика возвестил о посетителе, шум улицы будто обрубило уютом и теплом заведения.
- Простите за вторжение, - поклон, приветствие и снятые перчатки, как символ, что он здесь не на пару минут. Подняв взгляд от пола, Кейджи прошел к барной стойке и поставил перед другом и семпаем бумажный пакет, чуть влажный от снега, хорошо, что хотя бы внутри там пленка и нежным сладостям ничего не грозит. - Чудеса, да и только нынче с погодой. Это Вам, Куроо-сан. Спасибо, что согласились… поговорить.
Ну не говорит же сходу все и сразу? Он кинул взгляд на меню с кофе и задумался. Наверное, как обычно, простой латте? Или дать мозгам подпитку? Нет, слишком противный потом привкус после сиропов. И только сейчас он понял, что действительно тянет время, просто не зная, не понимая того, как заговорить о том, что тревожит.
- Как Ваши дела, Куроо-сан?
Ну, надо же хоть с чего-то начать, так?

Отредактировано Akaashi Keiji (15.11.18 14:52)

+2

3

Киссатэн работает в две смены: с 10:00 до 15:00 и с 18:00 до 23:00, ежедневно, и Куроо обычно приходил на вторую смену, стандартно два через два, только так ему удавалось совмещать подработку с занятиями в университете. Иногда он позорно опаздывал ко второму открытию, но исправно отрабатывал свою провинность уборкой после закрытия. За всех.

Сегодня Тэцу был красавчиком и всё делал вовремя, даже успевал взбить молоко за те идеально правильные 30 секунд, пока готовится шот эспрессо, а ведь это особенная помесь волшебной удачи и кофейного настроения.

Возможно, поэтому Куроо не раздумывая ответил на неожиданное сообщение оперативным звонком и пригласил Акааши стать тем самым последним клиентом, ради которого он сегодня задержится на работе. Хозяин кофейни, а он же здешний повар, одобрительно покивал, догадавшись по односторонним обрывкам телефонного разговора, что Куроо кого-то ждёт. Даже если кассу они успеют закрыть и последняя чашка будет за счёт заведения, даже так, хозяин всегда радовался новым клиентам, которых привлекал в киссатэн неприлично обаятельный бариста.

Кто бы знал, чего стоит каждая из этих обворожительных улыбок, особенно поздним вечером в дни практических занятий в университете, когда вместо идеальной горько-кислой ноты кофе мерещится навязчивый аммиачный запах лаборатории.

В такие дни Куроо хотелось курить. Хотя, на самом деле хотелось вкусно поесть и сладко поспать, но за неимением ни того ни другого, он постыдно тянулся к пачке сигарет. Эта вредная привычка, которая вовсе не такая уж привычка, появилась вместе со второй работой охранником.

Стрельнул один раз у коллеги, раскурил под задушевный разговор с пьяным клиентом, затушил о холодную бетонную стену безысходности.

- Снег… - выдохнул так глубокомысленно, что хозяин кофейни аж оглянулся на пороге, чуть придержав дверь открытой, пока переворачивал табличку на двери в положение «закрыто» - Берегите себя, - Куроо поспешил с ним попрощаться, но так и не оторвал взгляда от белых хлопьев, медленно опускающихся на почерневший мокрый асфальт.

Гипнотическое зимнее волшебство растаяло только тогда, когда дверь плотно закрылась, а табличка тихо стукнулась о стекло, сквозь которое снегопад уже не оказывал такое воздействие на Тэцуро. Он принялся за уборку столов и прочие дела, выполняемые уже на автопилоте, но несколько раз поглядывал то в окно, то через стеклянную часть двери, туда, на снежную улицу, и вовсе не потому что ждал кого-то.

Акааши так долго стоял по ту сторону двери, что Куроо уже начал нетерпеливо постукивать пальцами по барной стойке. Хотелось не просто затащить его в тепло, хотелось самому остаться там на холоде. Вдохнуть глоток свежего влажного воздуха, именно вот этого, который запустил вместе с собой Акааши.

- Добро пожаловать~ - привычное приветствие окрашивается фамильярностью на растянутой ноте нетерпения в голосе Куроо, такой уже не приглашающей, а требовательно зовущей, но взгляд упирается в пакет, - Оя… да, чудесам я прям радуюсь, мне нравится такая погода.

Любопытство губит котов, но они сами совершенно не парятся на этот счёт. Первым делом Куроо раскрыл пакет и сунул туда свой нос, пока Акааши рассматривал кофейное меню с невыносимо философским видом.

Захотелось разрядить эту обстановку идеальной вежливости, сбить точнейшее чувство такта, царапнуть эту почти осязаемую личностную границу.

- Да, ну, отлично, - усмешка стала совсем острой, обнажила зубы, - Вот даже друзья по мне скучают, приходят, подкармливают… - Куроо резко сцапал пакет обеими руками, демонстративно шумно смяв бумагу и прижав прямо к сердцу, - Хех, ты же не о моих делах пришёл говорить, правда? Так что давай уж без прелюдий, я ломаться не собираюсь, - договаривал он уже через тихий смех типичного пошляка, но при этом очень аккуратно выкладывал сладости на большое блюдце.

Пакет отправился в урну, угощение было принято, а ещё будет съедено прямо здесь и сейчас - Куроо дал понять, что никуда не торопится и готов к длинным разговорам под чай или кофе.

- Может, с алкоголем? Виски или ликёр… - стандартны и формальности были посланы к чёрту лёгким взмахом руки, Куроо посмотрел пристально, подумал немного и мысленно поставил диагноз психологическому состоянию Акааши, а вместе с тем утвердительно предложил, - Айриш или коретто.

Выбор вроде бы есть, а вроде бы нет. Всего 60 секунд. Отсчёт пошёл.

Куроо улыбается, в этот раз мягко, отворачивается колдовать напротив кофе-машины. Время идёт, отмеренное каждым точным движением на границе плавности и резкости, от звонкого щелчка дозатора на кофемолке до бесшумного шороха кофе под темпером. Первые 30 секунд проходят, когда пальцы скользят по кнопке, запуская процесс приготовления порции эспрессо. Куроо замирает вполоборота к Акааши и выжидающе смотрит оставшиеся 30 секунд.

- Ты себе не представляешь, Акааши, как часто я думал о тебе, - ловит взгляд, смеётся в ответ, - Да-да, ведь Бокуто думал о тебе, а думать молча он не умеет! Если ты до сих пор не решился, то тебе - айриш, мне - коретто.

Разумеется, он про кофе, но звучало снова так двусмысленно, особенно вот это «до сих пор не решился».

Отредактировано Kuroo Tetsuro (10.12.18 19:13)

+2

4

Стягивая перчатки слишком аккуратно, словно одно неверное движение, и вечно замерзающие пальцы лопнут от перепада температур, он тоже тянул время. Конечно, Куроо-семпай, как обычно, балагурит и разряжает обстановку, подтверждая звание главного кота с интуицией под стать тотемному животному Некомы, но освобожденные от плена черной кожи пальцы едва заметно подрагивают.
- Холодно, - зачем-то оправдывается Акааши, хотя ему никто и слова не сказал, вообще-то. Дурачество Куроо с пакетом отвлекает от навязчивых мыслей ненадолго, зато гарантированно качественно. - Вас сломаешь, пожалуй, Куроо-сан...
Он обычно пьет кофе без добавок, кроме молока, но сегодня нервы, натянутые до предела толщиной в один микрон, требуют хоть какого-то снисхождения и поблажек, подпитки из вне хотя бы этим вот, приторным. Он кивнул, правда, так и забыв сделать выбор добавки к кофе, так как несвойственная ему чехарда в мыслях мешала сосредоточиться. А потому внезапное предложение плеснуть алкоголя показалось еще более удачным - он вновь кивнул, мысленно благодаря семпая за его проницательность. И вновь выбор, хотя сейчас волнует совершенно иное, но болтовня Куроо Тецуро отвлекает от наматывания собственных нервов на сердце, каждый раз дает краткую минуту отдыха перед очередным заплывом в темные воды мыслей.
- Что? - он не сразу понял, о чем речь, а когда дошло, пальцы по старой, еще школьной привычке, начали перебирать пальцы другой руки. - Бокуто-сан говорит обо мне? Странно, мы довольно часто видимся с ним.
Имя Бокуто в одно тягучее мгновение вышибло не только  землю из-под ног, но, казалось, даже стул. Что уж говорить о равновесии? И плохо, что семпай уже повернулся, что застал в секунды слабости. Акааши усилием воли приказал себе положить ладони на отполированную тысячами протираний поверхность стойки и сделать вдох-выдох. Сморгнув с век имя Котаро, он вдруг опомнился.
"Не решился, да... пожалуй, именно это и происходит".
- Простите, Куроо-сан, а "Бейлиса" нет? Впрочем, "Айриш" тоже хорошо, если что, - он кивнул, выравнивая какие-то мелочи на стойке: салфетница, визитница, подставка с упаковками сахара и трубочками, емкость с корицей и, кажется, ванильный сахар. С каких таких пор он не может задать простой вопрос? Он ведь обычно говорит, что думает, если уж спросили. Помалкивает, если не его дело, или если тема не интересует, но сейчас и сам не уверен, что не надумал сам себе ту историю с пуговицей и поцелуем два года назад... даже уже больше. Но сомнения уже достигли критической массы, и раз Бокуто до сих пор сам ни единым словом или делом не подтвердил того, что сказал тогда на свой выпускной, то эту проблему надо уже решить раз и навсегда, а то таскать везде эту чертову пуговицу, не зная, что, может, про твою давно уже забыли или чего хуже, выкинули, как незначительное нечто - так себе развлечение.
Он вроде и продумал заранее, как будет спрашивать о таком семпая, но теперь все эти вопросы казались крайне глупыми и тупыми, которые вызовут лишь знающую улыбку у до хрена порой проницательного Тецуро. А просто придти и спросить, на счет характера привязанности Бокуто и ее силы, язык не поворачивается. Для Акааши это слишком... да все слишком. До одури запахло кофе, контрастный с морозным воздухом аромат вскружил голову, приводя в чувства.
- Куроо-сан, - начал он, когда стало тише, а сам Куроо, наконец, оказался не за всеми этими чудо-кофе-машинами и приборами. - Как думаете, - запинка, взгляд вниз, на насильно прижатые к столешнице пальцы с идеальным маникюром, - Бокуто-сану понравился... мог бы понравиться парень?
Крайне глупо было приходить и спрашивать подобную чушь? Да? Рука скользнула вдоль пальто в карман, нашарила зажигалку, и аж язык защипало - третий раз в жизни он до судорог захотел курить.
- Куроо-сан, у Вас не найдется сигарет? Пожалуйста.
От волнения почти тошнило, в переносице застрял тошнотный пульс, и сигареты, вероятно, помогут сейчас изгнать его оттуда. Кейджи решился, все же, поднять взгляд, все еще считая, что несет нелепости и дичь какую-то. И наверняка Куроо-сан того же мнения. В конце-концов, Бокуто-сан никогда не выражал хоть какие-то восторги в сторону своего же пола, зато на девушек пялился всегда с завидной регулярностью.

Отредактировано Akaashi Keiji (13.01.19 15:45)

+2

5

«Пожалуй… хорошо, что вы так думаете», - Куроо правда порадовался, что никогда не выглядит так же надломленно, как иногда чувствует себя на самом деле. Он слишком внимателен, особенно к тем, кто ему не безразличен, но не умеет правильно сказать о своих проблемах тому, кому не безразличен он сам. Отец стал бы нервничать или ворчать, Кенма не поймёт, Бокуто испугается… нет, пусть лучше верят в него, как он верит в них. Однако, он не думал, что молчанием можно довести себя до такого тревожного состояния.

Поэтому Куроо ничего не сказал, заметив чужую слабость. Только долго смотрел, изучающе цепляя детали, словно и впрямь читал по жестам вместо слов. Хотя взгляд его нигде надолго не задерживался, нервно перепрыгнул с дрогнувших пальцев на бездумные движения рук, понимающе огладил напряжённые плечи, обжёгся об ледяную бледность лица, и наконец, слизнул оттенки сложных болезненных эмоций в чужих глазах, такие густые и кислые, как сливки из давно испорченного молока.

Что это было? Тэцуро точно не знал и гадать на кофейной гуще не хотел, он мог бы попробовать успокоить, но предпочёл бы совершенно другое. Хотя, не будет ли это слишком грубо?

- Есть, - коротко кивнул и резковато отвернулся, чтобы быстро взбить молоко и подогреть ликёр, но кроме того, ему нужно было взять паузу, чтобы подумать. Правильно ли он поступит, если вмешается? Он решил, что может себе позволить то, что хотел бы, чтобы когда-нибудь сделали и для него самого. Куроо делал всё с машинальной точностью, но вовсе не отрешённо. Высокий бокал он наполнял постепенно, почти нежно заливая ликёр в эспрессо и укрывая их сливками, а вот себе во вторую порцию кофе он небрежно плеснул коньяка, наполнив чашку неприлично горячим соотношением 1/3. Контрастно так, хотя, оба напитка были приготовлены прям с душой.

- Да? - Тэцуро попытался подтолкнуть Акааши к заветному откровению, одновременно ставя перед ним бокал, но сам за чашку пока не взялся. Он медленно потёр левой рукой кисть правой, разминая суставы и сухожилия. На вид жест мог показать нервным, но на самом деле просто ноет. Снова. Не вовремя.

- Хах, Акааши, ты шутишь, правда? - вопросом на вопрос, раз уж он решил раскачивать, значит будет делать именно это. Ведь, чувства со временем не становятся крепче, как алкоголь. Нет, закрытые наглухо, они могут утратить свой прежний вкус и цвет, окончательно и бесповоротно, превратиться в нечто другое, неприятное и отвратительное.

- Оя? - но эта просьба, такая простая, но невыносимо неестественная, сбила Тэцуро с мысли, он был поражён осознанием масштабов стихийного бедствия, точно, сегодня предупреждали о тайфуне, и вот вам, пожалуйста, - И давно ты… то есть, так, не это важно, чёрт, - он помрачнел, да так, что кажется даже разозлился, затем решительно пошёл к двери в кофейню и запер её изнутри, нетерпеливо звеня связкой ключей, - Пойдём. Кофе бери с собой. Я не прощу тебя, если он остынет, пока мы с тобой курим.

Куроо прошёл мимо пару раз, сначала за своей курткой, попутно надевая её прямо поверх форменной рубашки и фартука баристы, потом ловко воткнул в бокал Акааши широкую трубочку, всем своим видом намекая, что не позволит оставить кофе на стойке и понесёт его сам, если что. Свою кружку он подцепил пальцами за ручку и начал шарить по карманам в поиске пачки сигарет.

- Пошли-пошли, у тебя нет выбора, раз уж ты пришёл, значит выслушаешь, всё что я о вас двоих думаю, - он ведёт за собой куда-то в полумрак коридора и выводит к чёрному ходу. Дверь ведёт в тихий дворик, а не на оживлённую улицу, здесь, под небольшим навесом стоит небольшой табурет, видавший жизнь многих курящих сотрудников этой кофейни. На него-то Куроо и ставит свою чашку.

- Держи, - протягивает раскрытую пачку лёгких сигарет, чуть встряхивая, чтоб было удобнее подцепить одну за фильтр, - Значит так. Во-первых, Бокуто совершенно точно нравится один парень, и это ты. Во-вторых, он ведь тебе пытался уже признаваться в этом, и я знаю, что внятно у него не получилось, но тем не менее, он решился. В-третьих, ты же так и не ответил на его признание…

Куроо достаёт из пачки вторую сигарету, уже для себя, и только сейчас перестаёт злиться на этих двух влюблённых идиотов. Отчасти потому, что один из них смотрит как-то слишком не так, как должен был бы… Тэцуро где-то просчитался?

Отредактировано Kuroo Tetsuro (11.12.18 05:22)

+1

6

Шутит? До шуток разве тут? Наверное у Кейджи был слишком удивленный взгляд, потому что пришлось, все же, пояснить:
- Вряд ли, семпай.
И ведь оба знают, что уж кто-кто, а Акааши такими вещами точно прикалываться не стал бы. Дрожащие пальцы тому свидетели.
- Просто Бокуто-сан всегда привлекал внимание девушек, да и сам был… - он едва слышно вздохнул, дотронувшись пальцами до виска, будто тот ныл слишком навязчиво, хоть и несильно, - не прочь с ними… потусить, - казалось, последнее слово он выбирал тщательнее остальных. По крайней мере, он не мог бы припомнить сколько-нибудь долгих и серьёзных отношений у Котаро-семпая, каждый раз все заканчивалось одинаково, и его стенания выслушивали либо кохай, либо Куроо, либо оба сразу. Пожалуй, сейчас Кейджи понимал, что и намека на ревность к большинству из пассий экс-капитана не чувствовал именно потому, что знал: ничто не вечно, а это так тем паче. Единственная, к кому у юноши были весьма неоднозначные чувства всегда, была Юкие-сан, но здесь все было настолько сложно, что он даже не решился тогда поговорить с ней: он слишком уважал девушку и был ей благодарен за поддержку команды и Бокуто-сана, чтобы еще и ревновать, впрочем, все равно чувствуя неясную, словно надтреснутую тоску при взгляде на то, как целуются и обжимаются эти двое.
То есть, да, Бокуто-сан на свой выпускной подарил своему кохаю вторую пуговицу, ввергая того последовавшим поцелуем в абсолютный и безнадежный эмоциональный ступор и обрекая на долгие ночи без сна в размышлениях, но все последующие действия, слова и чувства не отличались от обычного поведения этой тупой совени. Очень хотелось тогда стукнуть семпая хорошенько, потому что он и правда не понимал, это тот так просто выразил свою неуёмную благодарность, пошутил неуместно или же и правда признался в глубокой симпатии. И так как через пару недель размышлений и тихих вздохов Акааши таки решил, что Бокуто-сан был искренен, то последующие наблюдения за ним на их встречах несколько остудили пыл и надежды кохая, заставляя чувствовать себя идиотом: его все также громко тискали, тяжело висли на эмоциях и плечах и никак более не проявляли того, в чем, казалось, признались под цветом сакуры.
И все же, иногда он ловил на себе взгляды… словно выжидающие и сияющие совсем иначе, чем раньше. И тогда янтарный свет грел и давал надежду. Именно за такие моменты, накопившиеся за последний год его обучения в Фукуродани, Кейджи все же решил, что семпай просто выжидает окончания им школы, дабы не подставлять подобного рода отношениями как старосту, отличника и капитана волейбольной команды академии. Иногда семпай и правда мог быть на удивление благоразумным. И он успокоился до собственного выпуска, когда, обнимая Бокуто, дрожащими пальцами скользнул в карман его пиджака и молчаливо оставил там часть души, а не только фурнитуру от форменного пиджака.
И когда ничего не изменилось в итоге - ни через месяц, ни через пять, ни через десять, - он решил, что действительно принял желаемое за действительное и сам себе дурак, оставляя себе лишь короткие вдохи во время их встреч, полные запаха Бокуто и его улыбками. И непозволительно тесными объятиями с прикосновениями, внешне любому показавшимися бы дружескими. Ломкая правда была в том, что эту агонию Акааши продлевал сознательно, никаким образом не пресекая ни одной из касаний - как действительно прокачавший до абсолюта свой скилл связующий, он ловко пасовал ответственность, подставляя ее под чужую руку, а слабые вежливые протесты даже за блок считать было смешно. Даже наоборот, они еще больше подстегивали Бокуто, о чем Акааши прекрасно был осведомлён - все же, он знал по факту все о своем капитане.
Но что тот за все это время даже не заглянет в злосчастный карман… да быть того не может. Он же отдавал в химчистку пиджак, да? И проверял карманы…
Кофе, когда он сделал жадный глоток, обожгло вкусом и напомнило алкоголем о важном.
- Я...
Подразумевался вопрос, но вышло изумление в высшей его форме, когда тупо переспрашиваешь вопросом на вопрос, потому что иначе мозг не может сопоставить факты и начинает отрицать очевидное.
"Нет-нет, Куроо-семпай, вероятно, ошибается. Этот дурень не может… не мог быть настолько идио… или идиот здесь только я? Так, стоп…"
- Я… - глубокий вдох, застывающий облачком пара на морозе выдох. И хорошо, что даже сквозь перчатки чувствуется тепло от кофе - потому что скулы горят так, будто вся кровь прилила к ним от осознания того, что что-то полтора года назад пошло не так. - Я признавался, - он сказал это четко, даже показалось, что в снежной тишине переулка слишком громко, хоть это и было не так. - Абсолютно точно признавался… и я не понимаю. Вы вероятно ошиблись, Куроо-сан? - он поднял взгляд растерявших спокойствие темных глаз. Наверное оно, спокойствие это, утопилось в кофе. - На моем выпускном. Я… я просто подумал, что неверно понял Бокуто-семпая. Что когда он, - Акааши сглотнул привкус кофе и ликера, - подарил мне свою пуговицу, он просто так… ну… - он прикрыл глаза, закусил губу, пытаясь дышать ровно. Выходило так себе. - Он же ничего не ответил мне на подаренную ему мою пуговицу. Логично было предположить, что я ошибся с выводами на вашем выпускном. Поспешил.
Он что, оправдывается? Правда?
Румянец сменился неестественно резкой, словно от от ужаса бледностью. Он затянулся едва тлеющей сигаретой, убивая ее почти на четверть и тут же закашлявшись так, что пришлось поставить свой кофе на то же сиденье, где остывал напиток Куроо. Сам Акааши как-то обессиленно привалился к кирпичной кладке стены кофейни.
- Вы… точно уверены? Ну, - он замялся, вновь подбирая слова и глядя на семпая так, словно тот реально мог быть просто не до конца осведомлен, - что я нравлюсь ему в том самом смысле, Куроо-сан?

Отредактировано Akaashi Keiji (24.12.18 09:38)

+2


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » варить кофе, ждать любовь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC