гостевая правила faq роли амс новости [16.05] удаления [30.07]

STORYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » уходящее солнце героев


уходящее солнце героев

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

УХОДЯЩЕЕ СОЛНЦЕ ГЕРОЕВ
Dragonslayer Ornstein // Artorias The Abysswalker // Lord's Blade Ciaran // Hawkeye Gough
https://pp.userapi.com/c831508/v831508628/14cae4/4pZeGvAui4I.jpg
« Не печалься, мой друг, мы погибли.
Быть может, напрасно отказавшись мельчить
И играть с Пустотой в «что-почём».
Но я помню вершину холма,
Ветку вишни в руке
И в лучах заходящего солнца –
Тень от хрупкой фигурки с мечом.
Мы погибли, мой друг.
Я клянусь, это было прекрасно! »

Эра Огня, время богов и героев, еще не клонится к закату. Ничто не угрожает Олачилю, ярко и весело сияет над Анор Лондо живое солнце. Постоянные сражения еще остаются путем для немногих избранных, а не нормой проклятого мира. Четверка лучших: драконоборец, выделившийся даже среди равных, великолепный рыцарь, искуснейший лучник, чей лук даже поднять не может никто, кроме него, и тихая убийца - выделены лично Лордом Гвином и удостоены величайшей чести носить его имя рядом со своим. У них ещё всё впереди, пусть у каждого уже много заслуг. Мир, кажется, готов рухнуть к ногам великолепной четверки.

Так нам казалось тогда, в светлый полдень, когда мы впервые встретились во дворце Повелителя.

Отредактировано Lord's Blade Ciaran (15.07.18 17:33)

+3

2

Что станет, если рыцарский удел
Настигнет всех, кому был предназначен?
Но вряд ли кто избавиться хотел
От головы в хмелю своей удачи!

Слава идёт вперёд него. Имя Волчьего Рыцаря известно многим, хоть и прозвище это получено совсем недавно. Волей-неволей, пристало оно быстро: мало кто в принципе додумается сделать компаньоном волка. Рыцарь и его самый верный друг - вот они, шествуют по Анор Лондо неспешными шагами, вымеривая путь к центральному дворцу. Некоторые недоверчиво глядят на серошёрстного Сифа - уж не слишком ли он велик для обычного волка? Сам Арториас уже успел приметить, что новый товарищ действительно растёт, хоть и медленно. Уразумев, что подобрал он маленького щенка, Арториас мигом представил картину того, как рассекает леса и горные перевалы Лордрана верхом на волке-гиганте, и тут же поделился мыслью с Сифом. Тот ответил лишь озадаченным взглядом: судя по всему, не до конца понял, для чего вообще существует верховая езда. Но возмущаться не стал. А значит, это лишь вопрос времени!
Куда там копытным скакунам серебряной кавалерии Гвина?!
Надвигается нечто важное. Просто так Верховный Повелитель Гвин к себе никого не вызывает. Арториас неоднократно видел Гвина, даже говорил с ним - Солнечный Владыка уже успел лично отправить Волчьего Рыцаря на несколько опасных заданий. Коли вызван Арториас для вручения награды или почётного звания - возражений не будет.  Отсутствием честолюбия рыцарь не страдает, а поиски славы, само собой, обязаны увенчиваться успехом. Арториас давно уже не воспринимает себя как первого среди равных - исключительно как лучшего.
Пара товарищей останавливается у входа во дворец. Запрокинутый на плечо меч неспешно убирается в ножны, и Арториас жестом показывает Сифу, чтобы тот оставался у входа. Но только рыцарь делает шаг, как волк, слегка рыкнув, перебирает лапами, даже не думая отставать.
- Сиф, тебе туда нельзя, - отрезает Арториас. - Я бы с радостью тебя взял, но даже то, что ты мой друг, не делает тебя рыцарем Анор Лондо. А во дворец могут проходить лишь они... ну и всякие местные аристократы, само собой.
Сиф издаёт нечто среднее между лаем и завыванием, озадаченно крутя головой.
Несколько секунд ступора заканчиваются простым решением. Арториас снимает со спины огромный чёрный щит и ставит его у входа во дворец, прислоняя к стене.
- Сиф, это мой щит. Ты же понимаешь, что он очень ценен? Тебе поручено его охранять.
Сиф садится на пятую точку, навострив уши и переводя взгляд с рыцаря на его щит. Похоже, догадывается, что его пытаются перехитрить, но в щенячьих мыслях юного зверя такая мысль формируется слишком долго и нестабильно.
- Сиди здесь и охраняй щит. Его никто не должен забрать! А я скоро вернусь. Если старик Гвин решит закатить пир, то я притащу тебе что-нибудь вкусненькое.
Сиф радостно гаркнул, виляя хвостом. Вкусненькое! Уж это слово он понимает! Уложившись возле щита, волчонок принялся пристально оглядывать территорию, следя, чтобы никто не подошёл слишком близко.
Потрепав Сифа по макушке, Арториас проследовал наконец внутрь.
Роскошь и вечная триумфальность тронного зала его не тронули. Эка невидаль. Королям только и нужно, что возвеличивать себя пустыми красотами драгоценных камней и металлов. Дошагав до трона, Арториас вынимает меч, ставит его лезвием в пол и опускается на одно колено перед Всеотцом для божественной расы.
- Я прибыл, Верховный Повелитель.
- Приветствую тебя, Волчий Рыцарь, - царственно кивает Гвин. - Скоро должны прибыть остальные. Дождёмся их и приступим.
Арториас невольно дёрнул скулами, хоть и за капюшоном едва ли кто-то это заметил. Остальные? Не то, чтобы Арториас не понимал, что кроме него в армии есть и другие знаковые персоны... Но всё же надеялся, что Гвин пожелал встречи с ним лично. Говорить Волчий Рыцарь ничего не стал - молча выпрямился и скрыл меч в ножнах.
Что ж, посмотрим, кого ещё ожидает Владыка. Он должен прекрасно помнить, что Арториас не отправляется на миссии с напарниками - не считая Сифа. Если это какое-то вручение наград... Что ж, возможно, предоставится возможность воочию поглядеть на расхваленного Драконоборца Орнштейна. Если же и впрямь какой-то пир, то это неплохо, с одной стороны... С другой, компания из дворян и аристократов обещает быть крайне скучной. Ладно, перетерпеть это недолго.
Главное, чтобы Сиф не заскучал.

+5

3

Орнштейн молча склонился над картами. Война с драконами подходила к логическому концу, но отдельные твари все ещё терроризировали земли Лордрана, и сейчас драконоборец изучал все происшествия и нападения о которых ему было известно.
- Две твари у восточной стены Анор Лондо... Молодой выводок в окрестностях Нового Лондо... И где же ты? -
Орнштейн взял в руки маленькую черную фигурку змеи вырезанную из камня.
Сейчас, из всех драконов его интересовали лишь два: Каламит, налеты которого приносили огромные потери, и Сит засевший в архивах.
И если со вторым Орнштейн ещё мог смириться, то первый был настоящей занозой.
- Эй, ты! - наглый старик-клирик оторвал Орнштейна от размышлений,- Сколько мне говорить тебе: перестань пялится на эту чёртову карту?!
- Ты можешь повторять это сколько угодно. Только не мешай мне.
- Орнштейн! Ты - рыцарь! Ты - драконоборец! Ты вел нас к победе и сам шел первым в атаку. Опрометчиво... Но солдаты это ценили. Ты отдавал всего себя этой войне. Настало и твое время отдохнуть.
Орнштейн устало посмотрел на магистра.
- Я отдохну, когда голова Каламита будет лежать у моих ног, - сухо ответил он.
Пусть так и будет. Сейчас не время для отдыха, не время забывать, что враг ещё не до конца уничтожен. Люди не должны ждать беды с небес, не должны умирать на потеху хтоническим чудовищам.
И через тысячи лет, Орнштейн будет искать оставшихся драконов и убивать с особой жестокостью. Почему? Возможно, Орнштейн единственный кто понимал, что именно унесла с собой эта война.
Старик закряхтел и уселся в углу, он явно не думал покидать помещение, пока Драконоборец не закончит планирование.
В какой-то момент Орнштейну стало жаль старика: потерять всю семью, пройти через десятки битв, и в итоге стать помощником Орнштейна Драконоборца. А ведь он сделал не меньше, чем сам Орнштейн.
Мысли Драконоборца прервало появление ещё одного человека, не дающего покоя.
Девушка в латунном доспехе буквально ввалилась в комнату.
Не то чтобы это сильно нервировало Орнштейна. Он всегда был рад видеть девчонку из стражи, хотя бы потому что она являла собой нечто хрупкое и необычайно мимолётное для Драконоборца?
- Что опять? - улыбнулся Орнштейн, - снова пообщала капитану стащить мой шлем?
История имела место быть: в армиях, с которыми шел Орнштейн Драконоборец шли целые легенды о некоторых личностях. В том числе о самом львином рыцаре. Одна из них рассказывала о том, что на самом деле шлем Орнштейна сделан из головы солнечного льва, и оттуда у Драконоборца столько храбрости. А самое интересное в этой легенде это то, что некоторые считали что она до сих пор может рычать.
- Н-нет! - страж побледнела, - сир... Повелитель Гвин хочет Вас видеть!
От такой новости с кресла чуть не упал успевший задремать старик.
Орнштейн продумывал все причины по которым Владыка хотел бы видеть его лично.
- Дело с-срочное, - продолжала запинаться девушка, кося глазами на шлем Драконоборца неосмотрительно брошенный на столе - Вам велено сейчас же явится в т-тронный зал. И... И вы временно отстранены от командования.
Ещё на слове "отстранены" Орнштейн зарычал, схватил шлем и копьё и быстрыми шагами отправился в резиденцию Гвина.
"За что?! Что на этот раз пришло в голову старого бога?!"
Расстояние от своей башни до дворца Драконоборец преодолел в тяжких мыслях о том, чем он заслужил разжалование. Он был самым верным, самым исполнительным, он никогда не ставил приказы Гвина под сомнение, и не считался со своей жизнью выполняя их.
Однако, перед входом во дворец кое-что заставило львиного рыцаря замедлить шаг, а потом и вовсе остановиться.
Недалеко от парадного входа во дворец, к стене был прислонен до боли знакомый щит, а перед щитом, на спине, задрав лапы, лежал слишком уж большой щенок-волк. Заметив приближение Драконоборца, животное сменило фривольную позу. Теперь волк сидел с горделивым видом, словно не замечая приближение рыцаря в сияющих доспехах.
Войдя во дворец Орнштейн обернулся: волк снова валялся на спине.
Львиный рыцарь вихрем прошел мимо всей стражи перед входом в тронный зал, совершенно не замечая взгляды и возгласы элиты Анор Лондо.
Повелитель, увидев Драконоборца, широко улыбнулся, но Орнштейн не ответил ему взаимностью.
Вонзив копьё остриём в гранитный пол тронного зала, львиный рыцарь преклонил голову.
- Вы призывали меня, мой владыка? - голос Орнштейна был холоден, его переполняли злоба и непонимание, он хотел знать, почему его лишили командования.
- Не слишком ли дерзко, для простого драконоборца, Орнштейн? - усмехнулся Гвин.
Только сейчас Орнштейн заметил, что в зале присутствует ещё один легендарный рыцарь.
Рыцарь в серебряном доспехе обмотанном синими знаменами, лицо скрыто капюшоном - Арториас.
- Ты знаешь кто это? - кивнул на Арториаса Гвин.
- Да, повелитель. Волчий рыцарь, чье имя Арториас. Несравненный и ужасный. - Орнштейн действительно слышал про Арториаса, что его отвага и сила безграничны. Драконоборец решил не делать поспешных выводов исходя из того что знал. Время рассудит Льва и Волка.
- Владыка, почему...- начал было Драконоборец, но Гвин прерввал его.

Отредактировано Dragonslayer Ornstein (19.07.18 14:11)

+4

4

Королям не отказывают. Будь оно иначе великан сейчас находился бы в другом месте, занятый более привычными и оттого приятными вещами. Города он не любил, даже такие не скупые на широкие улицы. Слишком много других мельтешило вокруг – гуляли, работали, обменивались товарами и новостями. Гох не был противником всей этой жизни, она наоборот зачаровывала его, но в ней не было места гигантам. Долей жителей далеких земель оставался тяжелый физический труд и, если повезет, недвижная роль стража какого-нибудь особо искушённого ценителя. Слишком они были неудобные, чтобы быть на равных с гражданами Лордрана. Ну а куда там, если Гох мог одним плечом лука, развернувшись, снести кому-то голову.
Осторожно вышагивая по улицам, гигант думал, что подготовился к этой встрече так хорошо, как только возможно. С дальней дороги он успел зайти к старому другу и привести себя в порядок, пусть так и не был с ним согласен в том, что на прием стоит брать с собой оружие. Не для потехи же гостям зовут лучника-великана. Но лучше так, чем новая война. Какие бы новости не ждали Гоха, все было лучше чем ожидание неизвестности и тысячи догадок различного уровня нелепости, что он мог придумать за время путешествия до Анор Лондо.
На этот раз его без проблем пропустили на территорию замка, где идти стало немного легче. Величественность и размах здесь был во всем, однако восхищаться красотами и наверняка работой своих древних сородичей у лучника не было времени – его не покидало ощущение, что он опаздывает. У входа во дворец уже ждал своего хозяина легендарный щит.
- Ну-ну, не хочу тебя беспокоить, но ведь это твоя работа, верно? – великан поставил лук с колчаном рядом с другой стеной и вошел внутрь.
Естественно странный взгляд волка не разуверил Гоха в правильности своих выводов. Кто он такой чтобы понимать мысли животных или молчаливых стражников? Он был даже рад, что оказался прав и выиграл в споре с кузнецом, что на приемы к королю с луком и стрелами размером больше копья не ходят. Вот только жаль они не на что не ставили.
Великан подошел как раз к преклонению коленом и сделал все те необходимые действия, которые от него ожидали.
- Почтеннейшие приветствую, повелитель. Мне невероятно приятно вновь предстать перед вами.
Беспокойство Гоха выросло, когда он узнал остальных воинов в зале. Неужели его самые страшные опасения оказались верны? Но королям не отказывают, особенно если требовалось доказать ценой жизни свою верность. По крайне мере он будет вежлив.

+5

5

Началось всё по стандартной схеме. Повелителю нужен убийца для нужд Солнечной короны? Повелитель обращается к Клинкам, носящим его имя. Гвину нет нужды знать всех своих убийц – он говорит с мастером, а тот уже решает, кто из его подопечных идеально подойдет для конкретного задания. Так было и сейчас. Повелителю понадобился не просто ассассин, а лучший из них, поэтому выбрана была Сиаран. Это не удивляло: шлем циклопов, высший знак отличия Клинков, был выдан ей не за красивые глаза. С этим все было нормально и предсказуемо. Удивляло другое: самого задания не было как такового. Было указание явиться во дворец к назначенному времени  - и всё. Ни имени цели, ни самого приказа на уничтожение. Ничего.

Клинки обычно работали не так. Их было мало, каждый ценился на вес золота, никаких случайностей и неучтенных моментов позволить они себе не могли – это означало потерю одного из немногих. Цель изучали со всех сторон, знакомились с распорядком дня, привычками, образом жизни, охраной, диетой, пристрастиями, любовными интересами, политическими воззрениями. Любая мелочь могла помочь, подсказать, как подобраться ближе. В результате тщательно спланированной операции жертва умирала тихо и незаметно, если в задании не оговаривалось иное пожелание. Конечно, иногда использовались и другие подходы, когда аккуратное изучение не было возможным, а временной ценз оказывался очень жестким, но таких заданий было мало, а брались за них Клинки очень неохотно, не в силах гарантировать точное исполнение. Кажется, это было одним из таких. Недаром же Лорду Гвину потребовалась лучшая из убийц.

В тронном зале Сиаран оказалась задолго до самого Повелителя. Неприметно стоя у стены, она почти сливалась с вычурными украшениями, а полная неподвижность мешала задержать на ней взгляд. Лорд Гвин, тем не менее, увидел её, мимолетно нахмурился – кажется, даже он разглядел убийцу не сразу, кивнул и прошествовал к трону. Это означало: «вижу тебя. Жди». Она и ждала, слегка заинтригованная такой таинственностью. А в зал, тем временем, начали прибывать другие гости. Трое. И все – как на подбор.

Так она и думала! Ей предлагалось понаблюдать за своей целью, сделать выводы, найти способ устранить её. Смущало только одно – убийца все еще не знала, кто же из троих являлся ее целью.

Арториас, Волчий Рыцарь? Изящный, слегка рисующийся даже здесь, когда никого нет рядом из тех, кто мог бы оценить. Безупречный. Пф. Это даже оскорбительно – вызывать её для такой примитивной задачи. Ну рыцарь, ну герой. Мало их таких было в её стремительной карьере? Доспехи хороши, но лицо открыто, горло, возможно, тоже, а что еще нужно? Волка с ним нет. Допрыгнуть бы только, выросло же чадо, без стремянки не добраться до того лица…

О, а вот это уже поинтереснее, но труднее. Громыхающее золотое пламя, ворвавшееся в тронный зал. Он только что не искрит от гнева, как его хваленое копье. Орнштейн Драконоборец собственной персоной. Такое себе развлечение – охотиться на охотника. Золотому Следу, конечно, доспех не помеха, а Серебряному хватит одного укола, да вот только с гвардией потом проблем не оберешься… Да и чем мог провиниться блистательный?

А это… Погодите, это что, великан? Повелитель… Пусть это будет Арториас, пожалуйста! Да я ведь даже не знаю, что у великанов внутри! Ну не пересекались интересы Лордрана и… и… земли великанов. Где вообще живут великаны?
И… и хватит ли яда Серебряного Следа на такую массу?

Растерявшись, она едва не пропустила момент, когда Гвин кивнул ей, веля подойти поближе. Хорошо, что лицо скрывает фарфор, не позволяя никому разглядеть смятение в её глазах. Что происходит? Зачем ей, никому не известной убийце, становиться в ряд с величайшими? Она сделала несколько шагов вперед, повинуясь приказу, и замерла все же в некотором отдалении от прочих, сохраняя безопасную дистанцию – маленькая, особенно на фоне прочих, напряженная, ничего не понимающая.

Отредактировано Lord's Blade Ciaran (19.07.18 14:30)

+4

6

Чутьё не обмануло. Орнштейн Драконоборец, знаменитейший охотник на летающих ящериц. Интересно, что он будет делать, когда война закончится? Вместе с гибелью драконов постепенно затухнет слава его прозвища. Возможно, конечно, он не доживёт до момента, когда драконы станут забытыми легендами. Шансы на короткую жизнь взмывают выше и выше с каждой искрой недовольства в голосе - всё-таки, он разговаривает с Повелителем Солнца, а не со своими пугливыми подчинёнными.
Впрочем, не Арториасу делать кому-то замечания о субординации. Уж он-то сам в виду имел любые авторитеты.
Куда больше рыцаря заинтересовал следующий гость. Не всякий посетитель королевского дворца шагами сотрясает его своды. Не все с теплотой относятся к великанам, но все признают их ценность как союзников. Во всяком случае, Лордран с ними не воевал. А жаль... Ксенофобией Арториас не страдает, но что скрывать - угнетает невозможность проверить в бою с одним из этих увальней боевые навыки.
Правда, голос великана настолько сочится пацифизмом, что Арториас моментально потерял к нему всякий интерес. Этого вряд ли удалось бы вывести на дуэль, случись даже война.
Арториас не упустил из вида кивок Гвина в сторону, и недоверчиво прищурился, глядя на шагающую в их сторону хрупкую женскую фигуру. Лёгкая броня, лицо укрыто не шлемом, но маской, пряталась в тенях как заправский лазутчик, и, даже явив себя остальным, держит дистанцию. Что за фокусы? Это какая-то убийца? Но с её ростом проблемно даже допрыгнуть до жертвы... Хотя, безусловно, до спящего на кровати она должна дотянуться, если постарается. Должно быть, самая неловкая ситуация - прийти в дом жертвы и обнаружить, что она спит сидя.
И карабкаться, карабкаться...
Впрочем, это лишь одно предположение. Мало ли какую новую службу учредил Верховный. С тем же успехом это может быть разносчица вина. Или шут. Или вовсе обычный человек из другого королевства - по росту подходит - а уж там одному Нито известно, кто в каких одеждах ходит.
- Мои доблестные гости, - раскатисто начал Гвин. - Я рад видеть здесь вас, лучших из лучших. Полагаю, и вам приятно находиться в самом сердце Лордрана. Так возрадуйтесь же ещё больше! Я собрал вас не для праздного разговора. Мне нужны были лучшие - и я выбрал вас. Здесь и сейчас, волею Короля Лордрана и Владыки Солнца, я дарую вам высшую награду из возможных для моих верных солдат. С этой минуты из вас четверых сформирован отряд, именуемый Четвёркой Рыцарей Гвина. Исключительно вы имеете право носить моё имя в своём звании, и всякое деяние ваше отныне находится под моим покровительством. Отнеситесь же к этому с ответственностью! Не злоупотребляйте моим расположением. Но и не бойтесь проявлять инициативу, когда того требует ситуация!
Гвин дважды хлопает в ладоши, в помещение заходит чопорный лакей с подносом. Четыре именные раскрытые шкатулки, в каждой - кольцо. Лакей неспешно проходит мимо Рыцарей, давая им время, чтобы забрать причитающееся.
- Это - ваши королевские знаки отличия! - указывает перстом Гвин. - Кольцо Льва для генерала с огненным духом, кольцо Волка для рыцаря с несгибаемой волей, кольцо Ястреба для не знающего промаха лучника и кольцо Шершня для смертельно жалящего убийцы. Отныне и впредь, капитаном моих Рыцарей назначаю Орнштейна Драконоборца! На этом - всё. Если у вас будут вопросы, позже я на них отвечу. Пока же оставляю вас вам самим. Вы обязаны узнать друг друга получше.
Гвин поднялся величественно и неторопливо, так же неспешно и удалился.
Арториас же тупо разглядывал кольцо на ладони. Большую часть речи Верховного Повелителя он пропустил. Ему хватило того, что его определили в какой-то там отряд. Гвин же прекрасно знает, что Волчьему Рыцарю не нужны компаньоны кроме Сифа!
- Капитан, значит, - Арториас медленно переводит взгляд на львиный шлем. - Верховный хорош, вывалил на меня чёрт те что и гордо отправился почивать. Девочка, - не глядя бросил рыцарь в сторону Сиаран, - сходи-ка в королевский винный погреб и принеси мне вина. Если эти кольца что-то значат, то тебе выдадут что угодно даже из личных запасов Гвина. А ты попробуй мне объяснить, почему я должен слушать твои приказы. Задерживаться в этой компании я не собираюсь, но хотя бы, пользуясь случаем, погляжу на Драконоборца в роли оратора. Или комедианта, тут уж как получится.
Арториас прослушал слова о "жалящем убийце", потому для него мнение о девчонке в маске как о тайном ассасине осталось лишь предположением. Вот и решил проверить, что скрывается за её играми в тенях. Орнштейн же... Да Арториас даже в качестве капитана не согласился бы на командную работу! А тут!..
Мимоходом он зыркнул на великана. Интересно, он просто возьмёт и примет для себя командование напыщенного франта в парадном доспехе? Должны же в голове быть собственные мысли, а не только "Гвин сказал, мы сделали"!

Отредактировано Artorias the Abysswalker (26.07.18 09:46)

+5

7

Напряжение сменилось непониманием. В тронный зал вошёл гигант, и не абы какой, а сам Гох. Орнштейн глубоко уважал этого воина, слава великана-лучника шла впереди его самого огромными шагами.
"Два драконоборца и рыцарь... Что-то новое. Неужели новый враг?"
Размышления о сборе столь разношерстной компании прервал Гвин.  Он кивнул куда-то в сторону, словно давая знак самим теням.
Словно из ниоткуда явилась на свет худая маленькая фигура. Орнштейн знал про клинков, но не думал, что ему когда-нибудь придется столкнуться с представителем этой касты. Убийцы, хладнокровные и расчётливые, они крались за каждым, они сидели в каждой тени. И если ты не угоден Повелителю Солнца, то Клинки найдут тебя, и как бы ты не пытался себя защитить, сделают свое дело.
Но... Этот представитель элитных убийц был явно меньше, чем нужно.
Это что, ребенок?"
Когда все четверо предстали перед Гвином, тот сразу же развеял все самые худшие опасения Орнштейна. И принес куда более ужасную новость: теперь четыре героя являются одним отрядом, а Львиный Рыцарь будет их капитаном.
Это уже походило на какой-то страшный сон наяву. Рыцари самого Гвина, четыре лучших героя... По словам Бога Солнца. Свести их вместе не самая лучшая идея.
Когда лакей поднёс шкатулку, Орнштейн молча смотрел в глаза паршивца. Слуга просто сиял от счастья, и, скорее всего, будет рассказывать всем знакомым как преподносил дар Гвина Орнштейну Драконоборцу.
Когда повелитель удалился, Орнштейн лишь проводил его взглядом.  Все ранее возникшие вопросы стали настолько незначительными, что драконоборец даже не знал, с чего стоит начать. По всей видимости, какие-либо распоряжения будут позже, а пока Гвин дал время героям познакомится поближе.
Ну, либо дал Орнштейну время переварить новость о скоропостижной смерти его карьеры полководца.
Первым подал голос Арториас, своими словами задавая тон всем последующим отношениям Волка и Льва.
- Если тебя что-то не устраивает - сдай меч, щит и свои регалии, Арториас Волчий Рыцарь. - Орнштейн устало вздохнул, ему ещё не хватало ребячества в новоиспечённом отряде, - Никто не принуждает тебя выполнять приказы Гвина.
Орнштейн поднял копьё и положил его на плечо.
- Это касается всех вас. Пока Вы в МОЁМ отряде, вы будете подчиняться приказам. Если вы считаете себя умнее верховного правителя - можете сообщить ему это лично, если хватит смелости и ума.
Гвину стоило спросить сначала самого Орнштейна о составе отряда, если он так сильно хотел создать его. Набирать кого попало не стоило, по той самой причине, по которой Арториас сейчас задавал глупые вопросы: полное неуважение к членам отряда и нежелание работать в команде.
Арториас хорош в бою, но его отвратительный характер делает его абсолютно никчемным союзником в малых группах, таких как только что созданная. Это ещё стоило проверить, возможно, за всей своей напускной дерзостью, скрывается отличный соратник. Если сейчас Арториас уйдет - его место займет другой, чего Львиному Рыцарю не очень и хотелось. Арториас мог очень пригодился со своими-то способностями.
Орнштейн вспомнил что в зале есть не только они с Арториасом, и поднял взгляд на великана.
- О тебе, Гох, я знаю. Стрелок каких днём с огнём не сыщешь. Приятная встреча.
Взгляд Орнштейна упал на Клинка.
- Как тебя зовут?

+4

8

Стоило повелителю Света заговорить, как вся зала наполнилась его величественным голосом. Здесь не оставалось угла, куда бы он проник с меньшей силой, словно само показывало почтение владыке. Пускай великан знал, что так подпевает камень и все дело в расположении трона, впечатление от этого не портилось.
– Похоже выбора нам не оставили, да?
Как можно более дружелюбно сказал лучник, пытаясь наладить атмосферу среди новоиспеченного отряда. Он показательно надел кольцо,  которое село на Гоха как влитое. Откуда у мастера знание о толщине его пальцев, гиганта немного смутило, как и символ на нем. Ястреб – хищная, изящная птица высокого полета, что может быть более не подходящим для грузного великана? Хотя к прозвищу своему он все-таки привык, привыкнет и к этому символу.
Из троицы больше всего Гох слышал про Орнштейна, ведь среди лучников-драконоборцев истории о подвигах копейщика были столь же популярны, как и о его нраве. Сейчас гигант чувствовал, что главная его задача не допустить сражения между воителями, поэтому свои личные интересы он отодвинул на второй план. Ведь все одно – его руки так или иначе не первое столетие служат этой стране.
– Отпраздновать можно и позже, когда мы разберемся со всеми делами здесь, - лучник обратился к Арториасу, игнорируя его явную провокацию. – Тут не до выпивки, повелитель дал лишь небольшую передышку и в скором времени ожидает нас.
Лев и Волк. Слава, которая идет за ними и естественное соперничество, которое рождает их честолюбие. Тут все ясно, а что на счет Шершня? Великан мало знал про убийц, ему и не было положено знать. Он вовсе не замечал ее, пока кто-то не взял кольцо из четвертой шкатулки. Маленькое тело, лёгкие ноги. Лучник боялся ненароком раздавить девушку, поэтому был сдержан в движениях. Хотя со стороны это выглядело как обыкновенная для великанов неспешность.
– Действительно, познакомится с такими славными войнами лично, да еще и в один день можно только в Анор Лондо, – он глухо засмеялся, не ожидая, что драконоборец знает его. – Арториас, это твой щит сторожит волк у входа во дворец? Я из-за него подумал, что оружие на приеме не принято. Теперь совестно, что бросил лук снаружи. Волк-то точно только вещи хозяина охраняет.
Великан ощущал затылком угрозу от мечника, но к каждому был свой подход. Волк животное стайное и своих он ценил, так что Гох поставил, что этот разговор отвлечёт его. А там может и поладить получится.
– Как тебя зовут?
–Твое имя мне тоже не известно. Но это оно так и должно быть, верно? – великан обратился куда-то вниз, не рискуя поворачиваться.

+4

9

Сиаран хмуро рассматривала колечко у себя на ладони. Шершень, да? А милорд знает толк в иронии... Крошечная Сиаран не доставала и до плеча даже Орнштейну, Арториасу тем более. Говорить о Гохе смысла не имело и вовсе.

Ладно. Стоять так можно долго. Пора заканчивать и возвращаться к делам. Этот цирк и так отнял больше времени, чем полагалось. Просто подождать, пока лорд Гвин одумается, или просто забудет о своей новой игрушке, или... Да мало ли что могло прийти в буйную головушку солнечного повелителя?

В несколько шагов Клинок сокращает расстояние между нею и остальными членами новоиспеченной команды. Проходит так близко от Арториаса, будто он вовсе не стоит у нее на пути. Проходит, не коснувшись ни краешком одежды, ни рукой, но все равно как будто насквозь. Выскочки для нее просто не существует, как и его слов. Впрочем, с таким гонором он скоро договорится до чьего-нибудь заказа на свою головушку, и Сиаран сумеет уговорить мастера отдать этот заказ именно ей... Жаль, Клинки не работают бесплатно. Профессиональная этика не позволяет тратить силы и время на безвозмездную деятельность.

Еще шаг - и перед ней Драконоборец. Разница в росте не смущает: Сиаран прекрасно знает, что здоровяки мрут так же, как и малыши. Она даже голову не задирает, чтобы говорить, обращаясь куда-то к кирасе:

- Я не знаю, что за игру затеял лорд Гвин, Орнштейн. Но он в своем праве. Командовать этим -  этим балаганом - этим отрядом - тебе, как ты верно заметил.  Я надеюсь, ты понимаешь, что я никаким образом не отношусь к рыцарям и не пригодна для того рода дел, каким вы обычно занимаетесь. Я Клинок Повелителя, а не рубака. Учитывай это при планировании операций... Капитан.

Даже через предельно вежливый и безличный тон просачивается в последнем слове все, что Сиаран думает - пусть не лично про Орнштейна, такого же заложника обстоятельств, как и все они, но про ситуацию. "Капитан". Не обольщайся, грозовое золото, капитан ты только по воле Гвина, а не по решению твоей новой команды.

Что ж, здесь закончили. Она поворачивается к последнему из присутствующих - единственному, кто, кажется, не хочет драки. Уже за это он заслуживает симпатии.

- Меня зовут Сиаран. Нет ничего удивительного в том, что ты ничего обо мне не знаешь: Клинки не любят славы.

Что еще раз подчеркивает белый фарфор, все еще скрывающий её лицо.

Отредактировано Lord's Blade Ciaran (30.07.18 13:51)

+4

10

Интересно, манию величия Орнштейн подцепил уже давно? Или она вознеслась бурным потоком самомнения только что? Дело пустяковое, коли подумать. Взять и получить столь престижный ранг! Да ещё и место первого среди равных в новоявленной элите! У кого-то столь же впечатлительного, как деревенские девки, и впрямь крышу сорвёт от воспрянувшего чувства величия.
- Регалии? Ты про кольцо? - Арториас пожал плечами, подбросив кольцо большим пальцем и поймав в кулак. - Оно мне вряд ли понадобится. А вот оружия ты сможешь коснуться только после моей смерти. Если эти двое уже подписались служить тебе покорными пажами - у тебя даже есть шанс. Небольшой, конечно. Но есть.
Пальцы правой руки постукивают по рукояти меча. Разумеется, вступить с ними в сражение сейчас - чистое самоубийство. Не потому, что их трое и они знамениты, великолепны и что-то там ещё. Арториас не побоится вступить в поединок даже при десятикратном превосходстве врага. Прецеденты были. К тому же, он не один. Сиф примчит по первому зову. Правда, неизвестно, облегчит это бой или осложнит - Сиф ещё мал, и его придётся защищать. Пожалуй, лучшим вариантом будет тот, в котором он станет отвлекать неповоротливого великана...
Но нет, самоубийственным такой поступок становится из-за последующей кары Гвина. Он не простит кровопролитие среди рыцарей в тронном зале. Да и противники из числа тех, кто для Верховного очень, очень ценны.
Только вот, если Орнштейн считает, что сумеет напугать таким простым способом... Честь, в общем-то, дороже жизни. Для любого рыцаря.
Кроме Орнштейна Драконоборца, естественно.
- Щит?.. - несколько рассеянно проговорил Арториас. - Да, его сторожит Сиф. А лук он вряд ли... Вообще, он может чем-то всерьёз заинтересоваться и попытаться... поиграть. Но когда приходит хозяин, он тут же оставляет предмет в покое. Он всегда запоминает хозяина. Я к тому, что пока хозяин не придёт, он будет воспринимать других приближающихся как кого-то, кто хочет отобрать игрушку. Ну и, соответственно... - развёл руками рыцарь.
Подавший голос великан негаданно выбил из колеи. Весь боевой настрой сбил. Как можно выяснять отношения с этим драным котом, когда рядом стоит добрячок размером с гору и добродушно вещает про неловкие ситуации со снаряжением?
Зато фифа в маске вообще его проигнорировала. Да и Нито с ней. Она наверняка из пигмеев - Арториас не склонен им доверять. Порождения тёмной души, пытающиеся ластиться к основателям Эры Огня...
- Хорошо. Замечательно. Шутки в сторону. Орнштейн, - вновь поворот в сторону "капитана". - мне непонятно, чего в тебе больше. Нездоровой самоуверенности или боязни сталкиваться с тем, что сильнее тебя. Я-то поговорю с Гвином, ты не сомневайся. Но если у здоровяка и... - Арториас опустил взгляд на Сиаран. Ну... не просто же так она маску носит? Взгляд вновь буравит львиный шлем. - ...страшной девки нет к тебе претензий, то только потому, что они, в отличие от меня, решили подождать, когда ты провалишься как командир. А я больше, чем они, ценю своё время. Так вот, по поводу самоуверенности и боязни. Ты сам не понимаешь, что тебе назначили малую группу, потому что ты провалился как командир большого отряда? А элиту набрали, потому что отряд из одного Орнштейна и трёх нищих в дырявых доспехах не сделает абсолютно ничего. Так скажи мне, Драконоборец, Гвин действительно купил твоё самомнение тем, что поставил над лучшими? Или ты боишься возразить ему? Сказать, что не согласен и что хочешь вернуться к полководческим деяниям?
Голос преисполняется металлом с каждой фразой. Это подарок Гвину, решившему, что Арториас - такая же игрушечная фигурка в доспехах в Большой Игре, как и все остальные. Пускай теперь получает Орнштейна, что присядет ему на мозги и до конца жизни перестанет относиться с чем-то, хотя бы похожим на уважение.

+3

11

Когда маленькая Сиаран подошла к Львиному Рыцарю, стало ясно, что она не из робкого десятка. Ее движения были отточены, ничего лишнего, никакой небрежности. Даже сейчас она максимально собрана. Орнштейн оценивающе вглядывался в маску - хотелось проверить, сможет ли она уйти от удара стоя так близко.
Клинки мастера своего дела, а навыки Сиаран превосходят всех их. Львиный Рыцарь поставил копьё и снял шлем - пусть отряд знают его в лицо.
Чем больше говорил Арториас, тем шире становилась улыбка Орнштейна.
Великий Волчий рыцарь вел себя как сельский мальчишка. Это было нормальным услышать от тех самых оборванцев о которых говорил Арториас, но никак не от героя. Уже второй раз он оскорбляет Сиаран, и снова срывается в браваду. Драконоборец решил не проверять чашу терпения девушки, уперев копьё в плечо и взяв в другую руку шлем, Орнштейн аккуратно положил ей на плечо руку и так же осторожно сжал. Не хотелось нанести ей травму.
На последних словах Арториаса Львиный Рыцарь тихо рассмеялся.
- То, что я сейчас скажу, надеюсь, останется в ваших головах вне зависимости от обстоятельств. Каждый из нас привык работать по-своему, каждый из нас прославил свое имя своими деяниями. Каждый из нас считает себя выше остальных.
Тем не менее, сейчас мы один отряд. Возможно, мы будем работать не вместе. Возможно, нас отправят в самое пекло. Но как бы то ни было, помните не о своей гордости и амбициях, а о том, что отряд может не справиться без кого-то одного.

Орнштейн посмотрел на Арториаса. Он до сих пор не мог поверить в то, что для Волка личные убеждения превыше всего.
- Сегодня, ты дважды высказал свое отношение к леди Сиаран. Пусть она и невелика ростом, но чует моё сердце, что она ещё себя покажет. Запомни мои слова Арториас: наступит день, когда она сделает для тебя всё, что в её силах. И ты забудешь те слова, что говорил сегодня.
Все так же, с улыбкой на лице, Драконоборец смерил взглядом Арториаса. Сейчас на него невозможно было злиться, как взрослый не может злиться на ребенка, который говорит что-то в порыве эмоций.
- Меня назначили капитаном потому что я единственный, кто сможет сплотить вас и разумно использовать предоставленные силы. Сильнейший рыцарь, искуснейшая из убийц, лучник не знающий промаха. Вместе вас невозможно победить. Но сейчас, у трёх оборванцев вооруженных вилами и дном от бочки есть одно преимущество перед нами - они один отряд, а не разрозненные воины. Поверь, я видел таких на поле боя. Не ждущие ничего кроме смерти, - улыбка Орнштейна стала грустной, - они шли на огромных монстров, ведомые одной лишь верой.
Драконоборец тряхнул головой отгоняя неприятные мысли.
- Я стою не над вами, а рядом, как равный. И мое дело не орать на отряд, заставляя выполнять приказы, а сплотить и направить. И в этом я преуспел более чем кто-либо из присутствующих. Страхи и эгоизм ведут лишь тех, кто потерял веру. Я не боюсь предстать перед Повелителем, даже если это будет стоить головы. Надеюсь я ответил на все твои вопросы, - Орнштейн устало посмотрел на Арториаса, - Я знаю, что ты не пойдешь к Гвину и просто так не откажешься от такой славы, Волк. А сейчас я предлагаю тебе нечто большее. Я предлагаю тебе дружбу.
Возможно, сейчас это было не совсем искренне, но это было нужно сделать, чтобы отряд мог выполнять свои функции.

+2

12

Действительно Гох считал себя выше остальных, но только по объективным причинам, которые не были связаны с его лидерскими качествами или военным мастерством. Это замечание повеселило великана, но так и осталось в его голове из-за напора серьезности в речи коллеги-драконоборца. На провокацию мечника Орнштейн ответил с той смесью жесткости и искренности, с которой хороший командир посылает войско на сражение, после которого многие не вернуться. На битву за принципиальную идею и право на жизнь – они все через нее прошли. Может быть именно из-за этого атмосфера в зале изменилась, вызывая в каждом уникальные воспоминания об этих событиях.
По крайне мере так ощущал момент лучник, не посмев и слово вставить в речь капитана. Сама по себе она его не слишком впечатлила, потому как за столько столетий службы «рубакой», как выразилась Сиаран, к таким выступлениям вырабатывается устойчивость. Но сам вектор разрешения конфликта между этими двумя Гох одобрял, особенно когда Орнштейн снял свою львиную морду и предложил дружбу. На этом фоне попытки великана просто переключить внимание Волка выглядели жалкими.
– Пускай мы не встречались лично, но так долго шли к одной цели и работали на её благо, что моя дружба уже с тобой, Орнштейн. Как и со всеми вами, – великан посмотрел на каждого новоиспеченного соратника. – Идет новая эра, и вместе мы можем сделать намного больше. Хотя бы попробовать. Сколь искусны не были бы мои лучники и убийственны стрелы, у такого отряда нет легкости ног Сиаран или опыта контактных сражений Арториаса. И если нас не заставят находиться тут только для украшения Анор Лондо, то я готов сделать для вас все.
Было только вопросом времени, когда Соколиному Глазу придется сменить род деятельности. Он хотел заниматься чем-то более привычным для гиганта в этой стране. По его мнению, для героев отведено свое время и когда оно закончится, они должны отойти от дел. Вот только у повелителя на них были другие планы, о чем великан даже не догадывался, когда шел сюда.

+2


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » уходящее солнце героев