STORYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STORYCROSS » кривые зеркала » Batman: White Knight


Batman: White Knight

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Batman: White Knight
Джек Напьер // Брюс Уэйн
https://pp.userapi.com/c840634/v840634620/1b8c2/PBreVQ1acIE.jpg
этот город заслуживает лучшего ©
новое поле, другие правила, та же игра

2007 год // сентябрь, Готэм
История о том, как Джокер стал вменяемым и адекватным гражданином.
Теперь он жаждет обрушить свою злость на ДПГ и добраться до Бэтмена. На этот раз никаких взрывов и заложников, лишь холодный расчет в рамках закона и общественности. Уже было проведено первое слушание 25 сентября в зале суда, где Непьер имел честь заявить о своей позиции.
_____________________________
Управа города устраивает очередной прием светского общества по-поводу открытия нового и улучшенного зоопарка, который удалось восстановить после террора, произошедшего пол года назад. Само собой, что в этом нелегком деле помогала компания Уэйна как материально, та и в инженерном плане. А так же анонимный господин, пожертвовавший не малую долю средств.
Вечер запланирован на 28 сентября в банкетном зале Центральной гостиницы. В приглашении указано, что гости могут явиться на прием со своими любимцами, дабы поддержать тематику сие мероприятия.

[nick]Jack[/nick][status]человек обыкновенный[/status][icon]http://sh.uploads.ru/qyerD.jpg[/icon][info]<div class="lz"><div class="lzn">Джек Напьер / ~37</div>я лучше знаю, что нужно этому городу, и я стану тем, кто даст ему это</div><div class="lzf">DC</div>[/info]

+1

2

25 сентября, 11 am
зал заседания в здании Городского Суда

Сегодняшний день телевизионщики объявили днем «голого правосудия», а в газетах значился громкий заголовок «THE JOKER GAVE THE WORD! WE KNOW THE WHOLE TRUTH!» и ниже статья о том, что 25 сентября будет открыто дело, а Джек Напьер расскажет народу о той правде, которая скрывала все эти годы полиция и городские власти. Еще за пол месяца до знаменательной даты публику натаскали, устраивая всякие телевизионные шоу, а репортеры пытались добраться до Напьера ради коротких слов, коими тот не разбрасывался при всем общем желании. Выйдя из Аркхема как «белый» человек, Джек заявил на камеру, что будет хранить молчание до начала слушания, и свое слово мужчина сдержал.

- Вот и настал тот самый день. День, когда Джокер расскажет нам правду!

Машина с тонированными окнами подъехала к зданию Суда, откуда вышел Напьер, и тут же заработали вспышки камер, репортеры оживились и подались на встречу к мужчине, но личная охрана Джека (это было одно из его условий) не подпустила назойливых журналистов, дабы Напьер смог пройти и подняться по ступенькам. В самом зале суда стоял оглушительный шум и полная неразбериха. Там уже никто не обращал внимание на вошедшего, каждый был занят тем, что перебирал бумаги, подготавливая рабочее место. Или же слушатели рассаживались по местам, попутно бросаясь фразами. Если бы эмоции и чувства человека могли источать запахи, то зал заседания бы провонял всеобщим ажиотажем.
Остановившись где-то на пол пути, Джек вобрал в себя воздух, наполнив им полностью легкие и медленно выдохнул, прикрыв глаза. Ему мерещился сладковатый аромат миндаля в примеси с человеческим жиром, что одновременно казалось привлекательным и отвратительным. Тонкая полоска губ едва заметно искривилась в ухмылке, но этого никто не заметил. «Любовь начинается с отрицания, как и все остальное в этом мире... Они будут отворачиваться, лишь бы не смотреть, но все равно прислушиваться. Ведь любят ушами, как говорится в умных книжках. Так послушайте же мой рассказ, уловите мелодию песни и начните мне подпевать.»

Молоток застучал ровно в одиннадцать, призывая всех присутствующих замолчать и обратить свое внимание на судью.
- Тишина в зале! Тишина! Кх-кхм. Слушание по делу «Б...» - судья запнулся, еще раз перечитав заголовок про себя, как будто бы он не поверил собственным глазам, но бумага официальная, и ошибки тут быть не может: - Дело по «Белый рыцарь против Черного. Господин Напьер против Департамента Полиции Готэма» объявляется открытым!
Молоток ударил, сверкнули вспышки, где-то зашуршали бумаги и заскрипели карандаши по блокнотам.
- Обвинение предоставляет мистер Непьер руководству ДПГ, подвергая сомнению компетентность их сотрудников, а главное - неофициальное сотрудничество с Бэтменом, само-провозглашенным мстителем, не имеющего никаких прав на совершение арестов и допросов. Цитирую: - «Деятельность данного субъекта можно расценивать, как своевольное и в угоду личных интересов и потребностей больного человека. » - зачитывал судья, попутно знакомясь с текстом, но отложил бумаги о обратил свой взгляд на зал, где все до единого послушно хранили молчание, дабы ничего не пропустить: - Слушание пройдет в несколько этапов и у присяжных будет достаточно время, чтобы выслушать все аргументы обоих сторон, после чего пройдет тайное голосование, на котором присяжные вынесут свой приговор. Об обжаловании приговора пока речь не идет, а сегодня... Сегодня Суд дает полное право высказаться стороне обвинителя. Господин Напьер, вы решили отказаться от юридической поддержки и заявили, что в суде будите отвечать самостоятельно от своего лица, без какого либо представителя. Вы все еще поддерживаете это решение?
- Да, Господин Судья.
- И вы в полной мере осознаете всю ответственность принятого решения, поскольку в дальнейшем Суд не сможет предоставить вам возможность выбора, и вести это дело до конца вам придется самостоятельно.
- Да, сэр. Мое решение было тщательно взвешенно и аргументированно.
- Что же... в таком случае Суд предоставляет вам слово.
Мужчина опустил взгляд и в сотый раз перечитал заголовок свежей газеты, которая еще несла в себе запах типографской краски, если принюхаться. «THE JOKER GAVE THE WORD! WE KNOW THE WHOLE TRUTH!» Забрав газету со стола, Джек поднялся и прошел в центр, обернувшись к публике. Теперь воцарилась полная тишина, а все зрительное внимание было сосредоточенно на одной фигуре. С минуты Напьер наслаждался их вниманием, оглядывая толпу на скамейках и тех, кому не досталось место и приходилось сейчас ютиться у стен, держа наготове объективы камер, диктофоны и ручки с блокнотами.
- В газетах пишут, что Джокеру дадут слово. Но кто такой Джокер? - выдержанная пауза в пользу риторического вопроса, чтобы дать возможность слушателям самим дать ответ, - Это психически не здоровый человек, которого более не существует. Джокер - это обидная школьная кличка, но мы с вами взрослые люди. По крайней мере... я надеюсь, что в Готэме больше здравомыслящих людей, которые готовы признать реальное обстоятельство дел, а не идти на поводу у тех, кто придумывает громкие заголовки ради самих заголовках!
Подняв газету над головой, Джек демонстрирует тот самый заголовок и так же выдерживает паузу, пронзительно осматривая аудиторию. Его интересует реакция на сказанное и получает желаемое, когда некоторые неосознанно кивают в знак согласия, а другие переглядываются, задавая друг другу немой вопрос. И когда внимание публики почти утрачено, Джек берется за газету обеими руками и начинает рвать бумагу. Складывать обрывки и рвать снова:
- Того психа больше нет в нашем городе! И я желаю порвать с обидным прозвищем прямо здесь и сейчас, уповая на вашу адекватность, друзья.
По залу прошелся шепот, но его тут же прервали короткие удары молотком.
- Тишина! Господин, Напьер, я могу понять ваши эмоции, но это к делу не относится. - подал голос Судья.
- Да, ваша честь. И все же, это не может не относиться к делу. В действительности, я бы предъявил свои обвинения так называемому Темному Рыцарю. Но разве это возможно? Кто заставит человека, который появляется в Готэме исключительно в ночное время суток, явиться сюда днем и держать ответ за свои поступки? Подать в суд на Бэтмена, это то же самое, что если бы я подал в суд на непогоду или дерево в городском парке. Это приравнивалось бы к тому, что я обвиню утку в том, что взмах ее крыльев обрызгал мои ботинки водой. Заяви я об этом, и меня сочли бы сумасшедшим. Ситуация сложилась таковым образом, что все мои обвинения адресованы ДПГ,  как существующему лицу с физической и юридической точки зрения, а городской миф. Поскольку наш департамент полиции - это единственный явный посредник, если не представитель Бэтмена! Обращаясь к ним, я обращаюсь к тому человеку, который допускал нормой свое агрессивное поведение не только по отношению ко мне лично. Но если посмотреть правде в глаза, то что мы видим? Неизвестный, скрывающий свое лицо, каждую ночь нарушает десятки правил дорожного движения и является угрозой для мирных жителей Готэма. Человек, который совершенно не законно учиняет расправу и наносит вред здоровью людям, хоть те и являются преступниками. А с другой стороны? Полиция, наблюдая за явным правонарушением, стоит в стороне и даже не пытается прибегнуть к своим прямым обязанностям. Люди в форме допускают жестокое обращение и отпускают Бэтмена, словно над ним закон не властен! И тут уже я задаюсь вопросом... Почему так происходит? Почему уполномоченные закрывают глаза и даже не пытаются арестовать человека в черном костюме?
Друзья... прислушайтесь, я хорошо знаком с психологией и клиникой, уж поверьте на слово. -
Джек заговорил более мягким тоном, а до этого сохранял на лице грозное выражение, полное решительности и стойкости. Но теперь, обращаясь к слушателям, как к друзьям, лицо мужчины разгладилось, так Напьер больше внушал доверия к себе. - Имея дело с, так называемым, Темным Рыцарем тогда... но сейчас я с полной уверенностью заявляю, что его поведение находится за границей «норма». Это даже не девиантное, а признак психического расстройства, поскольку нормальный и адекватный человек не станет без причины, коей является в первую очередь - угроза собственной жизни или жизни близких - избивать другого человека до полу смерти. Да! Мы все с вами знаем,
что Бэтмен не убийца, что его черные руки запачканы кровью, но никто так и не умер... Однако, по вине этого человека многие люди получили травмы, после которых проходили долгую реабилитацию. Есть даже случаи, что мелкие преступники, после встречи с Бэтменом, оказывались в палатах Аркхэма, хотя никогда не имели проблем с психикой. Вот списки, Ваша Честь, -
Джек положил на трибуну к судье несколько листков, где был список пострадавших с полным описанием медицинского заключения на каждого в отдельности: - Возможно, что этим людям уже никогда не удастся завести себе полноценную семью и выправить свою жизнь. А все из-за Бэтмена. Если бы простой воришка попал в руки полиции, то он имел бы шансы, по выходу из тюрьмы на незначительный срок, устроиться на официальную работу и получать шанс «начать новую жизнь». Но разве у Готэма есть шанс проверить это? Нет! Человек в костюме летучей мыши ставит себя выше нас всех и считает свой суд - самым верным и праведным судом! Его слово неоспорима лишь по той причине, что ни у кого нет возможности это совершить! Мы довольствуемся лишь новостями из газет и короткими видео в Интернете,
но нас не желают слушать, и мы молчим. Соглашаемся с тем что происходит!

По залу снова прошелся шепот, но на этот раз он был ощутим. Люди заволновались, заслушались и начали воспринимать информацию не как пустой звук, а как пищу для ума. Слова Джека явно задели их, а частое повторение «мы» и «нас» лишь усиливало эффект братства, что Напьер ставит себя на одну ступень с теми же репортерами и юристами, которым так же есть что сказать.
- Он прав! - кто-то выкрикнул из толпы, и его тут же поддержали голоса других.
- Тишина! ТИШИНА В ЗАЛЕ!
- ...так я обращаюсь к ДПГ! Вы, вы готовы нести ответственность за то, что совершает Бэтмен? Когда его кулаки ломали мои ребра и челюсть! - публика не унималась, она становилась громче, но Джек повышал голос настолько, чтобы его речь не превратилась в крик безумца. Мужчина подошел к стойке противоположной стороны, где сидел представитель департамента, а так же начальник полиции, чтобы те его услышали, ведь Джек обращался сейчас конкретно к ним: - Вы сможете нести ответственность за мои сломанные кости, как за результат своего бездействия? Готовы?! ВЫ!
Судебный зал заседания потонул в шквале шума, который поднялся и не желал стихать, даже от удара молотком. Надорвав свой голос, Судья объявил, что на сегодня слушание закрыто, и покинул свое место, хотя его услышали разве что секретарь и еще пара присяжных.

♦♦♦

28 сентября, 11 pm
Центральная гостиница Готэма

Вечер пятницы и естественно, что Готэм не спит. Хотя когда в последний раз этот город засыпал по-настоящему?
А сегодня был один из самых долгожданных вечеров, когда мэрия устраивала прием в честь открытия нового Зоопарка, на который были приглашены все сливки общества. Большая пирушка для телевизионщиков и газетчиков, для которых двери на прием в этот вечер были открыты. Готэм ожидал к понедельнику объемных и сочных статей, интересных снимков и интервью своих любимчиков, до которых простые обыватели никогда не смогут дотянуться. Только и довольствуются тем, что следят за жизнью знаменитостей с экранов своих телевизоров и распространению различных слухов.
К парадному входу гостиницы подъезжали роскошные машины. Одна за другой, откуда выплывали мужчины и женщины в дорогих одеждах и с удовольствием улыбались на камеру, неспешно дефилируя к самому зданию по ковровой дорожке. Что-что, а отдыхать в этом городе люди любили и умели с блеском. На церемонии «Оскар» приглашенные и номинанты порой выглядели не так привлекательно, как местные богатеи Готэма.
Вот подъехала очередная машина, откуда вышел Напьер, а в след за ним Харлин в утонченном платье из шелка под жемчуг. Сам Джек тоже был одет в белый костюм-тройку. Но всех, кто обступал дорожку, шокировали питомцы великолепной пары - из машины выпрыгнули две гиены, которых девушка держала на поводке. Звери пригибали свои головы к земле, принюхиваясь к воздуху, а черные глаза ловили яркие вспышки. Гиены послушно засеменили рядом с Харлин, которая шла под руку с Джеком с довольной улыбкой. Такими жители города эту парочку еще не видала, так что фотографы не жалели своих кадров и снимали буквально каждый их шаг до самых дверей.
- Мистер Непьер, модам Квинзель. Я крайне рад, что вы... приняли приглашение и смогли приехать. - гостей встречал мэр лично и руководил тем, чтобы на прием попали лишь те, кто был в списке. Право его удивили те же гиены, это вам не кошечка и не собачка, а самый настоящий хищник, хоть и на поводке.
- Не мог себе позволить пропустить столь знаменательный вечер. К тому же, мы как раз с Харлин хотели погулять с Бадди и Филом.
- С кем, простите?
- Бадди и Фил, -
улыбнулась Харли и дернула за поводки, гиенны тут же послушно подняли головы, довольно неуклюжа ударяясь ими друг об друга: - Это наши питомцы, господин мэр. В приглашении было сказано, что на прием можно и даже рекомендуется
явиться со своими любимцами. Да, мои хорошие?

Девушка оглядела гиен и потрепала каждого по голове, а те в знак благодарности высунули свои языки и попытались лизнуть хозяйке руку, но Харлин им этого не позволила.
Гости прошли внутрь, где уже было довольно много приглашенных, большая часть которых была занята беседой между собой и сюсюканием братьев меньших. Джек и Харлин особо не задерживались и обменивались приветствиями, но не более. Возможно Фил и Бадди были весомым аргументом обходить парочку стороной и предоставлять им возможность пройти дальше. Таким образом они дошли до банкетного зала, где располагались круглые столы, а впереди виднелась эстрада, на которой расположился джазовая группа, исполняющая свою фоновую импровизацию.
[nick]Jack[/nick][status]человек обыкновенный[/status][icon]http://sh.uploads.ru/qyerD.jpg[/icon][info]<div class="lz"><div class="lzn">Джек Напьер / ~37</div>я лучше знаю, что нужно этому городу, и я стану тем, кто даст ему это</div><div class="lzf">DC</div>[/info]

Отредактировано Hades (25.06.18 08:28)

+1

3

25.09.2007

Случилось это год назад или всего месяц – неважно. Просто проблема пришла с той стороны, с которой не ждали. Сначала сломило Альфреда – лучшего друга, близкого человека и верного дворецкого, который в детстве после смерти родителей по-настоящему заменил семью юному Брюсу Уэйну. Не будь его, он наверняка бы просто не дожил до этих дней. Как незаменимая деталь в огромной машине, Пенниуорт был заложен в её основе и продолжал функционировать несмотря ни на что, до этого момента. И Брюс себе никогда не простит, если его потеряет.
Поэтому в ход пошли все знания «Wayne Enterprises», тайные исследования, а после - совместная работа с Виктором Фризом, и последняя принесла больше шансов, чем всё остальное.

Он держал это в себе долго – скрывать всё от самых близких не в новинку: из-за этого не раз были споры и скандалы, где люди могли уйти, хлопнув дверью напоследок, и были бы абсолютно правы. Но непреклонный характер Брюса мало что могло подкосить, и он держался. Это сказывалось во многом остальном – редкие выходы в свет, постоянное раздражение, больше злобы и излишней рискованности, травм и разрушений, грубых слов и выходок, всё в целом – реакция на происходящее с теми, кто если и должен был пострадать, то в последнюю очередь. Опрометчивые поступки для остальных только подливали масло в огонь.
А потом появился Джек Напьер.
И всё стало хуже.

Бэтмен тщательно следил за заседанием в суде, да что тут говорить – за этим следил весь город; только в его случае это было в пещере в костюме мыши с хмурым взглядом и тщательным прослушиванием каждого слова.
Джокер был опасным противником. Всегда. Потому что неподконтролен привычному анализу и его «шутки» были чаще всего неожиданными и имели сокрушительные последствия. Он не ограничивал себя ни в чём - истинный безумец, или тщательно пытался таким казаться. А ещё он был близок, к тому, чтобы сломать Летучую мышь, изуродовать окончательно. Бэтмен был уверен, такая трансформация - просто одно из самых лучших его представлений и, наверняка, не последнее. Джокер достаточно умён, чтобы обмануть обычных жителей, полицию, даже суд, нет, он не мог так… так просто вылечиться, так явно и так кардинально; это всё было похоже на маскарад с новыми масками, в которых теперь сверху были обычные человеческие лица.

Каждое слово взвешено и сказано с полной уверенностью, и по редким видеокадрам из зала, где иногда показывали сидящих слушателей, было заметно, по их взглядам и смене позиций, как они ему в е р я т.
И это вызывало столько ярости и злости, что не держи Бэтмен контроль, разбил бы монитор вдребезги.

Возможно, именно поэтому он сидел в костюме летучей мыши – альтер-эго сдерживало его гораздо сильнее от лишних действий, чем дорогой костюм и статус в городе, а может просто глубоко в душе он надеялся, что Джокеру в суде надоест этот маскарад и тогда он помчится, чтобы остановить его, тем самым доказав и самому себе, что это ничто иное, как очередная игра от безумца.

Но Джек Напьер продолжал свою речь – живо, с претензиями и требованиями: к правительству, к Бэтмену, к ДПГ. Люди его слушали и внимали каждому слову, кто-то начинал верить безоговорочно, кто-то ещё противился, но не мог найти логики этому, пока сам выступающий не заставлял его сомневаться ещё больше.

Они просто не знают, каково это – оказаться с таким лицом к лицу, видеть каждый раз результат его действий и пытаться угнаться, чтобы остановить. Мало, - единицы? Десятки? Сотни ли? Выжившие или только свидетели? – кто участвовал в этом лично, чтобы прочувствовать всё на своей шкуре: бесконтрольное сумасшествие, где даже неизвестно, когда твой вздох – последний?
Они не знают. И этим Джокер всегда умел пользоваться.

На заключительные слова выступавшего Бэтмен встал со своего кресла, бросив последний взгляд на экран, где крупным планом показывали лицо Напьера, сжал сильнее кулаки и пошёл к Альфреду, чтобы проверить состояние последнего. Но даже издалека был слышен шум и гвалт, который передавали из зала суда.
Не хватало только гребанных оваций в этом театре полного абсурда.

28.09.2007

Нет успехов. Нет веры.
Нет надежды.
Последняя – вообще не то, чего стоит ожидать, если ты живёшь в Готэме, с рождения обитаешь в нём. Город привлекательных красок, ярких событий и нескончаемого коварства. Город, который сожрёт тебя целиком, если расслабишься слишком надолго.

Брюс завязывает галстук сам, как его учил Пенниуорт. Тщательно приводит себя в порядок и старается не думать о старом друге, успехов в лечении которого всё также нет. Барбара сейчас рядом с ним, обещала приглядеть, пока ему придётся посетить званный вечер, где соберутся все богатеи Готэма: место, за короткое время в котором исчезает просто колоссальное количество денег и всё – лишь бы собрать вместе элиту, показать себя с лучшей стороны и завести новых «друзей».

Он мог бы не приходить – придумать множество причин для отказа просто. На подобное решение дворецкий дома Уэйнов бы покачал головой и сказал о том, что иногда «надо» побыть Брюсом Уэйном, обычным человеком, к тому же никогда не знаешь, на кого можешь наткнуться в толпе весёлых и пьяных людей, которые не против сболтнуть лишнего. Но главная причина для выхода в свет крылась в другом и находилась в списке приглашенных в первой десятке фамилий.

Джек Напьер.
Как звезда на горящем небе. За несколько дней о нём не умолкали ни газеты, ни тв, ни интернет, тут и там задавались вопросы, а люди пытались проанализировать его следующие шаги. Яркая звезда, сияющая. И вероятно, - думал Брюс, - такое событий он не пропустит, даже если придёт в нормальной одежде и не будет безумно улыбаться. Если только ослеплять своей новой личностью и продолжать пускать пыль в глаза.
Потому что поверить в чудесную трансформацию Брюс был не готов.

Чёрный классический костюм и вызванный водитель. Временный, конечно, пока Альфред не придёт в себя. То ли по этой причине, то ли по многим другим Брюс Уэйн приезжает раньше обычного, вызывает, - привычно, - бурную реакцию у фотографов, но окидывает их коротким взглядом, прежде чем оказаться внутри гостиницы. Он пытается выглядеть добродушным и «как обычно», но не может заставить себя лишний раз улыбнуться. Если о нём и напишут в газете (точнее, если для него останется в ней место), кто-нибудь обязательно добавит мелким почерком, мол, «мистер Уэйн был нынче не в духе, вероятно, проиграв партию в теннис или вынужденный оказаться на открытии зоопарка, когда в планах были более важные вещи». Впрочем, мысли Брюса были заняты совсем другими вещами и, пожав руку мэру, сказав несколько приветственных слов и привычное о делах, он изобразил на лице всё добродушие, которое мог себе позволить.

Если вы никогда не были на подобном вечере в Готэме, вам ещё есть чему удивляться – к таким событиям элита преображается на глазах – все блистают, улыбаются и просто светятся по разным на то причинам. Тут и там слышны смешки в беседах и восклицания, бурные разговоры, но не более. Каждый второй готов жать тебе руки и спрашивать о разных вещах, особенно, если вы ещё не знакомы. В начале таких мероприятий всегда так – когда народ только-только опаздывает и собирается в небольшие группы для дискуссий под бокал вина. Чем дальше вечер, тем они становятся безразличнее к новоприбывшим и только ожидающие готовы встретить их у порога и любезно поприветствовать, приглашая внутрь. Но сегодня, помимо обычных празднично-нарядных людей, следом за ними шествовали питомцы. Их было меньше, но внимание они привлекали в разы больше.

Брюса отвлекли, привели в компанию, от которой он успешно сбежал уже через несколько минут; медленным шагом он обвёл первое помещение – огромный зал, поприветствовав ещё знакомых людей и высматривая свою главную причину здешнего пребывания наряду с антуражем и только после, не получив ожидаемого результата, прошёл дальше, влекомый своими мыслями. В банкетном зале народу было больше, и шум от голосов вперемешку с живой музыкой дополняли общую картину привычного мероприятия, которое проводилось в Готэме. К Брюсу больше никто не приставал с разговорами, да и выглядел он не особо открытым для светской беседы. К некоторым животным он проявлял больше интереса, чем к их хозяевам, возможно, потому что
они здесь были самыми искренними и проявляли свои настоящие эмоции на этом празднике жизни.

Ждать ему пришлось недолго - сама атмосфера изменилась, голоса поугасли, многие уставились в сторону входа – такому вниманию богатых людей могли бы позавидовать многие звёзды. Наблюдая за самыми ожидаемыми гостями, Брюс сжимает крепче ладонь, и бокал в его руке начинает трещать, но он вовремя замечает это, чтобы отставить его в сторону и полностью, хоть и на очень короткое время, переключиться на главную пару этого вечера.

Джо…Джек. Он не выглядит сумасшедшим и выделяется на фоне остальных только если своими питомцами и белым костюмом. Харли рядом с ним, как и раньше, в любой ситуации – она сжимает его за руку и держит гиен, из-за которых многие просто бояться подойти поближе. Даже если человеческое внимание не привлёк самый популярный человек Готэма в эти дни, то ты не сможешь устоять перед любопытством посмотреть, кто его сопровождает. Сам Брюс стоит в стороне недалеко от эстрады и наблюдает, искоса, редкими взглядами, анализируя возможный риск и план действий, если что-то пойдёт не так. Он не может толком расслабиться (да и можно ли тут расслабиться?) и опрометчиво не сразу замечает, как кто-то подошёл к нему сзади и слегка хлопнул по плечу:
- Увлекательное зрелище, правда, Брюс?
Знакомый женский голос отвлекает от раздумий и приносит больше покоя, чем раздражения. Он знает её и не оборачивается, обратив снова полное внимание на объект всеобщего интереса. Тяготы раздумий словно рассеиваются в воздухе и дают передышку для новых мыслей, обманчиво и скоротечно, но этого хватает для того, чтобы ответить.
- Несомненно, - глубокий выдох. Брюс скрещивает руки на груди, глядя на это, - самое интересное событие за этот вечер.

[nick]Bruse Wayne[/nick][status]Летучая мышь[/status][icon]http://s9.uploads.ru/9lboO.jpg[/icon][info]<div class="lz"><div class="lzn">Брюс Уэйн, ~39</div>Расскажи мне историю о счастливом детстве, пока я ещё жив.</div><div class="lzf">dc comics</div>[/info]

Отредактировано Osiris (25.06.18 09:40)

+1

4

Одно из особенностей светского общества в том, что люде воспитаны таким образом, чтобы сдерживать своего удивления или любопытства в самых разных и неожиданных ситуациях. А появление диких хищников в роскошном убранном зале – это как раз одна из таких ситуаций, что вызывала удивление и любопытство. Как бы там не было, взгляд сам собой приковывался к гостям и их питомцам, вид которых привычнее наблюдать в вольере зоопарка или с экрана телевизора на канале BBC. Сами же Харлин и Джек вели себя как ни в чем не бывало, словно они в самом деле выгуливают двух доберманов, а не африканских хищников. Хотя… наверное, стоит признать, что и без гиен эти бы гости привлекли к себе внимание, а кого-нибудь заставили бы понервничать.
Да, сейчас Джек Напьер был не тем психопатом с разукрашенным лицом и клоунской причёской, выходки которого приносили жителям Готэма неудобства по ночам. На нем сидел приличный костюм, волосы были аккуратно уложены, взгляд не затуманенный, а речь рассудительна и внятная. Мужчина приветливо кивал знакомым лицам, кто так же приветствовал Джека и его спутницу; он пожимал руки и знакомился с теми, с кем знаком лично не был, обмениваясь нейтральными фразами. Наблюдая сейчас на Напьером можно было с уверенностью сказать, что от психопата Джокера из прошлого ничего не осталось, лишь ассоциация. Этот образ всё ещё преследовал бывшего пациента Аркхема незримой тенью, неосознанно вызывая в памяти окружающих события прошедших дней. Это понимал и сам Джек, улавливая на чужих лицах легкую мимику сомнения и подозрения, но относился к людям снисходительно и с терпением, прекрасно понимая, что ничто не забыто и никем не забыто.

- Прошло ещё слишком мало времени, - успокаивала Джека Харлин, когда подавала чашку свежезаваренного кофе ему в руки на их скромной кухне.
- Знаю. Надо набраться терпения, - тихим голосом говорил мужчина в ответ, заглядывая в дрожащее отражение на поверхности чёрной жидкости.

Как водится, печальные и грустные мысли всегда посещают голову с наступлением сумерек, когда приветливые лучи солнца не способны дотянуться до нас и отвлечь от мрака.

Именно ночью Харлин поведала Джеку ту дикую историю с Робином, о которой уже сам Джек ничего не помнит. Так что когда девушка рассказывала её, то Напьер воспринимал это как события, которые произошли не с ним. Вот только легче не становилось, напротив – он как бы заново пережил те эмоции, вот только на здоровую голову, без помутнения рассудка. И это…
- это ужасно, Харлин. Я ничего такого не помню. Мне и сейчас с трудом верится, но… – Джек отошёл от края крыши и повернулся к девушке, чтобы посмотреть её в глаза.
Харлин не стала отворачивать лицо или прятать глаза. В них читалась решительность и понимание, здесь и сейчас она была готова разделить с Джеком его чувства.
- Спасибо тебе, Харлин. Спасибо за то, что пыталась спасти парня, и что хотела помочь мне. – мужчина подошёл ближе и провел пальцами по светлым волосам, поправляя выбившуюся прядь за ухо. – Ты правильно поступила, что ушла. Сейчас я понимаю это. Ты ушла тогда для того, чтобы вернуться сейчас и стать мне опорой в этой новой жизни. И за это я благодарен тебе.
Они стояли на крыше дома, в котором теперь жили, обдуваемые осенним ветром, и никто их не слышал… Лишь беспокойные тени окружали их и казались неподвижными. Заметили ли мужчина с женщиной, как одна из теней сорвалась и ускользнула в глубь Готэма? Нет… к тому моменту на крыше уже никого не стояло.

Усевшись за круглый столик, Харлин Квинзел привязала поводки к спинке стула, что у кого-то из присутствующих (кто находился неподалеку и мог наблюдать) вызвало коротенький смешог.

- Можно подумать, что какой-то стул сможет сдержать этих зверей, если те решат прогуляться по гостинице.

- Мисс, - обратился к Харлин служащий, который подошёл к гостям, но предпочёл держаться на безопасном расстоянии, - в связи с необычностью сегодняшнего вечера, кухня нашей гостиницы готова предоставить блюда на любой вкус не только вам, но и вашим питомцам.
- Оу… как это мило, - учтиво улыбнулась блондинка, почесывая одну из гиен за ухо, - но мы с Джеком позаботились о том, чтобы Бадди с Филом не были голодными, так они гораздо спокойнее.
Девушка говорила своим обычным голосом, но возле их столика многие притихли, заинтересованные послушать хозяйку питомцев. Всё же никто из присутствующих гостей и работников, которые обслуживали людей на этом вечере, не планировал сегодня оказаться на больничной койке от нападок диких хищников. А Харли всё продолжала теребить ухи своим питомцев, пока те довольно высовывали языки и шумно дышали, жмуря свои глаза.
- Двух жирных стейка на кости было вполне достаточно. К тому же, я добавила небольшую дозу снотворного, чтобы мальчики вели себя прилично. Да, мои хорошие? – девушка наклонилась к мордам гиен, сюсюкаясь с ними, но не позволяя лизнуть себя в лицо, удерживая за ошейники. А гиены засуетились, завиляли хвостами и даже кто-то из них издал скулящий звук. Подобная сцена показалась публике даже умилительно. – Но если вы сможете принести миску с прохладной водой, то это было бы замечательно.
Улыбка Харлин оказалась заразительной – служащий улыбнулся так же искренне в ответ и со словами «сию минуту, мисс», поспешил отдать распоряжение. А, новость про успокоительное, быстро разлетелась среди гостей, что сняло напряжение как у приглашенных, так и у организаторов сие встречи. Никто уже не смотрел на парочку гиен с замаскированным ужасом на лице, теперь больше читалось любопытство с положительным настроем, и даже сдержанное восхищение. Но последнее скорее всего относилось к хозяйке, которая была миловидной девушкой, когда она бесстрашно трепала гиен за холку или отдергивала за ошейники, а звери послушно подчинялись.
- М да… такого в цирке не увидишь.

Побыть вдвоём паре долго не удалось, уже через десять минут к Джеку подошёл мужчина, с которым Напьер консультировался до начала судебного слушания, наняв известного и дорого-оплачиваемого юриста Готэма как советчика. Ему Джек обязался выплатить 480$ за час. Хотя по факту их оплачиваемое время длилось всего 47 минуты, но бывший заключенный настоял на том, что выплатит полную сумму, как только его дело будет закрыто. Аргументируя свое решение тем, что возможно ему понадобится ещё помощь юриста в ходе процесса, а пока мистер Генри Борнин получил аванс в размере 240$.
- Мистер Напьер, мисс Квинзель, - учтиво поприветствовал пару Генри, пожал руку Джеку и поцеловал запястье Харлин, - рад видеть вас на сегодняшнем вечере.
- Это взаимно. И думаю, что… - отозвался мужчина, и, переглянувшись взглядами со своей спутницей, добавил, - сегодня можно обойтись без официального общения, Генри. Если вы не против, конечно?
- Не возражаю, ведь сама суть вечера предполагает дружеское общение. И, пользуясь случаем, скажу, что у вас славные питомцы. Харлин, с вашей стороны крайне смело заводить дружбу со зверями такой породы.
- Знали бы вы меня получше, Генри, то не говорили бы так. – отшучивается девушка.
- Это верно, - поддержал Джек, - у меня рисковая невеста.
Обменявшись ещё несколькими фразами с Квинзель, Генри предложил Джеку пройтись по залу, на что спутница последнего откликнулась положительно, но сама предпочла остаться за столом, присматривая за своими питомцами.

С бокалами шампанского мужчины неспешно прохаживались, хотя чаще задерживались на месте, когда к ним обращались. Генри успел познакомить Напьера с несколькими своими знакомыми и коллегами по работе.
- Приятно познакомиться, Джек. Скажите, а это правда, что немалую долю средств на восстановление Зоопарка была получена от вашего имени? – спрашивал кто-то из новых знакомых.
- Честно говоря, я хотел действовать анонимно. Но… сейчас уже не вижу смысла скрывать, раз уж информация просочилась и стала доступна.
Мужчина из управы хотел было спросить ещё о чем-то Напьера, но тут вмешался Генри, который извинился за обоих и повёл Джека дальше.
- Хочу тебя ещё кое с кем познакомить, - бодрым и, как показалось Джеку, даже возбужденным тоном говорил Генри. – Правда, этого человека ты точно знаешь. Позвольте, - юрист привлёк внимание темноволосого мужчину, положив тому руку на локоть. – Брюс, добрый вечер. Рад видеть тебя, ты как всегда в замечательной форме! Представляешь кого я встретил здесь сегодня? Познакомься, Джек Напьер. Этот человек обратился к моим услугам юриста как к консультанту за четыреста-восемьдесят долларов в час. Джек, - обратился Генри уже к другому человеку с чуть покрасневшим лицом, что говорило о третьем бокале шампанского в крови юриста, - познакомься с нашим неутомимым холостяком, Брюсом Уэйном. Его компания внесла неоценимую помощь по восстановлению Зоопарка. Как с финансовой поддержки, так и рабочими кадрами. А также современной техникой и технологиями. В компании Уэйна замечательная команда специалистов в области инженерии и архитектуры. Когда Брюс подключился к программе восстановления, то дело пошло значительно быстрее.
- Спасибо, Генри. – вставил Джек, воспользовавшись паузой в тот момент, когда в легких Борнина иссяк воздух, и он уже собирался заговорить дальше. – О компании Уэйнов я наслышан. Приятно познакомиться, Брюс. – Напьер, сделав один шаг вперед, протянул руку. – Вы же не против, если этим вечером я обращусь к вам на «ты»?
К счастью кто-то из гостей позвал Генри, так что тот извинился перед мужчинами и поспешил к другим своим знакомым.
- А мне всегда казалось, когда видел вас на экране телевизора, что вы будите выше меня. – отойдя обратно на шаг, мужчина окинул Брюса беглым взглядом.
Освободившиеся руки Джек убрал в карманы брюк, отказываясь от нового бокала шампанского.
[nick]Jack[/nick][status]человек обыкновенный[/status][icon]http://sh.uploads.ru/qyerD.jpg[/icon][info]<div class="lz"><div class="lzn">Джек Напьер / ~37</div>я лучше знаю, что нужно этому городу, и я стану тем, кто даст ему это</div><div class="lzf">DC</div>[/info]

0

5

[indent] Это похоже на кино больше, чем на жизнь. Особа, привлекшая внимания Брюса, но не настолько, чтобы отвлечь от главного события за этот вечер, ненадолго смогла составить ему компанию: подшучивала, поднимала вечные темы и с легкой ревностью в голосе говорила о том, как он мало внимания уделяет другим, ей, особенно. Она, видимо, считала, что он засмотрелся на Харлин, что было лишь отчасти правдой. Уэйн пытался от неё отшутиться и намекал на усталость, чтобы совсем не казаться настолько бестактным и грубым.
Сегодня всё это ему давалось с особой сложностью.
[indent] Он силой заставляет себя отвлечься, когда к нему подходят новые люди, обсуждают что-то, задают вопросы. Брюс думает о том, что на Джека стоило бы нацепить хоть какой-нибудь жучок, чтобы знать, о чём он говорит, с кем говорит и насколько опасно близок к безумию. Уэйн был уверен, что когда-нибудь это притворство Джокеру наскучит, и сумасшествие заиграет новыми красками тут или в  другом, набитом потенциальными жертвами, месте. Оно вернётся. Оно обязательно вернётся, когда-нибудь. Это ведь Джокер - принц преступного мира Готэма, его шут и главный безумец, которого боятся все без исключения.
Даже Харлин, Брюс уверен, отчасти его боится. Иначе бы не бросила, не ушла бы, не вытащила Бэтмена на тот самый разговор после смерти...
У Брюса спирает дыхание. Помимо Альфреда болезненно-свежей раной отзывался ещё Тодд, робин, заменивший Дика, ставшим почти сыном, настолько похожим и непохожим на него одновременно. Харли говорила, что Джокер перешёл границы дозволенного, потому что слишком помешался на Бэтмене, слишком хотел узнать его поближе, слишком ревновал.
[indent] «Это была твоя вина, Брюс. И только твоя.»
В очередной новой компании Брюс неловко отмахнулся, сославшись на не самое хорошее самочувствие и отошёл в сторону. Сейчас его мысли глушили воспоминания, и он не мог так просто от них избавиться. Ты не забываешь об этом, нет, никогда, но ты пытаешься оттянуть, оттенить, спрятать за толщей других вещей, усталостью и злостью, задавленной агрессией и вечным поиском ответов. Постоянно.
Брюс берет осторожно стакан с шампанским с подноса одного из бегающих официантов и пытается не разбить его в собственной ладони. Это было бы схоже с провалом, а у него серьёзная миссия, которая требует полной концентрации и холодного разума. Медленный выдох и глоток. Вкус даже такого слабого алкоголя оставляет неприятный привкус во рту.
[indent] Его снова застают врасплох - второй раз за день, что было бы крайне опрометчивым, будь он в серьёзной передряге в костюме летучей мыши, но даже здесь, в месте, где высший люди Готэма расслаблялись, шутили и заводили новые знакомства, ему стоило быть осторожным, особенно сейчас.
Он поворачивается к залу аккурат, когда слышит своё имя, совсем рядом, когда Генри, один из его старых знакомых, решающий конфликтные вопросы на уровне судебных решений, хватает его за руку. Уэйн только и успевает поприветствовать юриста где-то вскользь его словесного хаоса и только потом переводит внимательный взгляд на того, кто был с ним.
Совсем-совсем близко.

- Познакомься, Джек Напьер.
[indent] «Соберись, нельзя сорваться, нельзя поддаться эмоциям.»
[indent] Уэйн выпрямляется, переводя взгляд то на Напьера, то на их теперь общего знакомого. ожидая, когда тот закончит свою речь; он усмехается и слегка качает головой на слова о помощи и только добавляет: «Ох, Генри, не смущай меня перед новыми людьми», но тише самого монолога Бронина. А стоило тому утихнуть, как в разговор вступил сам Напьер, и теперь внимание Уэйна полностью переключилось на него.
[indent] Если не знать, кто стоит друг перед другом, картина не кажется сюрреалистичной. Это выглядит странно, но в глазах обычных людей не более чем ещё одно знакомство влиятельных людей друг с другом с возможностью совместного сотрудничества в будущем. Брюс протягивает свободную руку и крепко пожимает ладонь "новоиспеченному" знакомому,
...размышляя, какова вероятность, что его не ударит током от этого действия.

- Мне тоже приятно познакомиться, Джек, - Брюс сделал вид, что слегка удивлён. Желание играть, много практики и уроков от прекрасного учителя позволили ему достигнуть мастерства в этом вопросе. Он скроет всё настоящее глубоко внутри, закроет в памяти, закуёт свою злость и ярость, оставив только разум и интерес. Фриз бы оценил этот подход. Он осматривает Джека, но не видит того, кого ожидал увидеть в его глазах. Это скрыто, - он уверен, - скрыто глубоко внутри его, - мастерство, - но сейчас он кажется совсем другим человеком,

- Не против, абсолютно. Сегодняшний вечер только способствует неформальному общению.

Он отпустил руку Джека, отставил бокал с шампанским на свободный рядомстоящий столик и только на мгновение окинул взглядом убегающего уже здороваться с новыми людьми Генри, вновь скрестив руки на груди. Вот так они остались вдвоём, как в старые и не такие добрые времена.
Новые люди. Старые враги.
Почти что неугасающая истина.

- Не понимаю, откуда он только берёт энергию, чтобы всё успевать, - напоследок сказанное вслед.

- А мне всегда казалось, когда видел вас на экране телевизора, что вы будите выше меня, - Джек ему кажется крайне непривычным, совсем не таким, каким он ожидал его увидеть и каким лицезрел на заседании в суде, но этого мало, чтобы уверить Бэтмена в искренности его исцеления.

- И всё равно на "вы", - отмечает Брюс, пожимая плечами, - это умение операторов и правильный свет, все мы на экранах выглядим совершеннее, чем в жизни. Но ты, - вы, - ...Джек, другой человек. Я видел то выступление в суде. Впрочем, о чём я, это видел весь город, - он выдержал паузу, подбирая слово, - это выглядело впечатляюще.

Спорно. Опасно. Яро. На грани конфликта и сомнений и очень умно.

-...Но этого мало, чтобы люди Готэма поверили, - честно, - хотя я наслышан, что немалый вклад в восстановление Зоопарка поступил от твоего имени. Хороший шаг.

Он видел, сколько и когда, и не исключал, что такое могло бы быть средством для будущей угрозы. Но подход Джокера всегда был нелогичным на первым взгляд, иррациональным, пока не капнешь так глубоко, что готов утонуть. Возможно, всё было не так просто. Вероятно, всё было не так просто.

- Каков следующий?

[nick]Bruse Wayne[/nick][status]Летучая мышь[/status][icon]http://s9.uploads.ru/9lboO.jpg[/icon][info]<div class="lz"><div class="lzn">Брюс Уэйн, ~39</div>Расскажи мне историю о счастливом детстве, пока я ещё жив.</div><div class="lzf">dc comics</div>[/info]

Отредактировано Osiris (13.10.18 02:17)

+1


Вы здесь » STORYCROSS » кривые зеркала » Batman: White Knight