james potter
vinda rosier
missandei
deimos
the iron bull
DRAGON AGE
17.04 - 23.04
гостевая правила faq роли
амс новости [1.04] удаления [13.04]

STORYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » два ангела да на одно лицо


два ангела да на одно лицо

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ДВА АНГЕЛА ДА НА ОДНО ЛИЦО
a n a e l // c a s t i e l

http://s8.uploads.ru/lfaSG.gif

http://sg.uploads.ru/IwiJz.gif

« ♫ Мельница — Два ангела »

Так и разошлись, каждый принял свое,
Махнули рукою вослед,
Так и живут теперь промеж нас, зверей
Уж вторую тысячу лет.

   
Кастиэль и Анаэль вместе на задании. Анаэль сомневается. Кастиэль пытается ее образумить.

Отредактировано Anna Milton (14.04.18 00:59)

+2

2

Великолепная погода царила на земле.
Тепло, дует легкий ветерок, колыхая зеленые кроны деревьев . С неба глядит бледная луна, улыбаясь в своем безмолвии и приглядывая за гуляющими по парку влюбленными. Самое время ворошить дремлющую в людской душе романтику! Воздух будто был пропитан нежностью и любовью, заставляя ангела с притупленными чувствами, почувствовать себя частью этого мира, созданного любящими руками отца. Он не совершенен, но по-своему прекрасен, хоть Кастиэль и видел в нем больше плохого, нежели светлого. Разве есть существа столь совершенные, как крылатые обитатели райских просторов? Без каких либо сомнений – нет. Только Анна так не думала, ей казалось все это таким притягательным, в особенности все это несовершенство, нарочито запрограммированное их великим отцом в людской природе. Ее бунтарский дух, делал связывающие с раем нити тоньше, рискуя рано или поздно оборвать их навсегда. Как остановить ее? Как помочь вновь стать на верный путь послушания и преданности? Неужели есть нечто правильней для ангела? Его крылья неуверенно всколыхнулись за спиной, наполняя дрожью каждое перышко.
Они шли по мощеной дорожке в парке, невидимые людскому взгляду  и излучающие ангельскую благодать. Печально, что люди не способны узреть всего этого великолепия – еще один пункт их несовершенства. Звук ангельских шагов не отдавался эхом от каменной кладки, они были бесшумны , каждое движение было мягким и едва заметным для взгляда. То и дело они оглядывались по сторонам, попутно с прогулкой собирая нужную информацию и направляясь к дому новоиспеченного пророка, ему сегодня исполнилось два месяца. Они могли одним мощным взмахом крыльев перенестись в покои крохи, но Анна решила пройтись, и Кастиэль не стал ей перечить, покорно повинуясь  ее несложной прихоти. - Какие хрупкие и недолговечные создания эти люди-подметив любопытство Анаэль к эти созданиям, холодно произнес он, печально глядя на торопившуюся домой школьницу, явно обеспокоенную своим грядущим возвращением - дома ее ждет строгий, подвыпивший отец и безразличная мать. Верно, ей не хочется возвращаться – она вынуждена-он заглянул в ее глаза, пока она спешно проходила мимо, выдавая как на духу все то, что смог разглядеть в них.
Глаза – зеркало души. Глядя  в них Кастиэль мог многое узнать, понять , за что давит груз вины ту или иную душу.  Хотелось помочь каждому, повинуясь воле небесного отца, «возлюбить» и принять его лучшее творение, наставляя на путь истинный этих забавных существ.  Но не каждую душу можно было спасти – человечество упрямо отрицает гнет проблем , упорно не замечая всю суть, не имея и имея одновременно желание вырвать с корнем все свои невзгоды. Если человеку разговор затрагивал самое сердце, заставляя слезы набегать на глаза, а тело дрожать – они пытаются избежать его, не подпуская к своей драгоценной боли кого-либо ближе положенного. Это так странно, пытаясь избавить людей от груза их проблем - столкнутся с непониманием, нежеланием и банальным страхом, заглянуть в омут своей памяти, попытавшись разобраться во всем, вместо того что бы хранить это в себе до скончания отмеренного судьбою времени.  Их жизнь утекает как песок в песочных часах, рано или поздно переполняя дно сполна, не оставляя ни единой крупицы песка в верхушке стеклянного сосуда. Для ангела это время ничтожно, но для человека это огромное путешествие под называнием «жизнь». Они появляются на свет, учатся, работают, стареют, проживают остатки своей жизни и умирают, вспоминая свою молодость, достижения и близких людей. Некоторым везет закончить существование на земле в кругу семьи и самых дорогих, кто-то умирает на больничной койке, иногда умирают от рук себе подобных, бывает, что замерзают или голод забирает в свои владения. Причина не важна – всех ждет неизбежная встреча с гонцом самой смерти. Не стоит этого бояться, но и хорошего в этом нет ничего. Неизбежность.
Он чувствовал легкость и свободу, не глядя на толстую нить связующую с раем. Он был счастлив явиться ангелом в этом мире, не желая и не видя иной судьбы для себя. Ему нравилось быть цепным псом райских просторов, от того эта нить была толстой, упорно держала его , точно цепь строгача.  В беготне от одного задания к другому , особо не успеваешь задумываться о насущных проблемах и о своей природе  в целом, но сейчас, прогуливаясь по парку, мысли сами начали лезть в голову , и он придавался им с особой радостью, даже не пытаясь отогнать их, будто назойливых мух. Рядом шла Анаэль – это главное.  Он испытывал к ней особые чувства, такие же несравненные, как и она сама. Ангел занимала для него особое, почетное место среди остальных, от того связующая нить между ними никогда не слабла. Стоит лишь укрепить ее, избавив разум давней подруги от сомнений, эгоистично привязав к себе и к ее родному миру. Это воистину казалось сложным,  невыполнимым, но необходимым. Никто кроме него пока не заметил, что командир начала отдаляться от своей природы, но мимо Кастиэля ее изменения не прошли, и он ненавязчиво пытался удержать ее, точно птичку в золотой клетке.

+1

3

Люди - не просто хрупкие, не просто недолговечные, не просто слабые настолько, что, кажется, могут рассыпаться на части, люди - смертные. Люди страдают от болезней, люди могут пораниться обычным ножом, обжечься или подавиться даже самой вкусной едой, отравиться пищей или лекарствами, люди не умеют летать без помощи огромных машин-изобретений под названием "самолеты", но все же люди - существа высшего порядка, потому что созданы по образу и подобию Отца, в отличие от сильных и неуязвимых ангелов. Анаэль никогда не видела Бога, и сомневалась в том, что Он похож на людей, но, когда она видела глаза смертных и уязвимых излюбленных творений, то понимала - действительно по образу и подобию. Да, хрупкие, да, их легко убить, да, они могут умереть от недугов или травм, но они могут чувствовать. Боль, обиду, ненависть, ярость, уныние, зависть... Нежность, страсть, привязанность, благодарность, уважение, признательность, любовь... Любовь. Анаэль не понимала значения этого слова. Анаэль - командир ангельского гарнизона, послушная Божья дочь, выполняющая любое повеление Отца, не знала, что такое "любовь" - каменная, железная, равнодушная, как мраморная статуя, спокойная в любой ситуации, убивающая с невозмутимым лицом, пачкающая ладони в крови неугодных и даже не морщась при этом - Анаэль, одна из лучших, из приближенных, Анаэль - воин, Анаэль - небесный солдат...

Люди интересовали ее все больше. Анаэль стоило всего раз посмотреть в глаза человека, чтобы понять - в них содержится целый мир. В каждом из этих столь несовершенных существ живет целая галактика, неизведанная и уж точно недоступная ангелу, возможно, недоступная даже Богу. Воистину - по образу и подобию; люди могут творить, рисовать потрясающие картины, писать великолепную музыку, сочинять цепляющие за самую душу стихи, придумывать книги [свои собственные миры] - ангелы так не могут. Ангелы созданы Богом для выполнения Его приказов, воины или слуги - какая разница? Анаэль перестало нравиться такое положение дел, Анаэль стала все чаще отлучаться в человеческий мир, подсматривать за людьми, пользуясь своей невидимостью; некоторые сцены шокировали ее: иногда люди проявляли свою любовь весьма... своеобразно, но... ведь Отец сам сказал им: плодитесь и размножайтесь - Анаэль наблюдала за подобными сценами с интересом, не понимая, почему на ее щеках проступает румянец. Некоторые же ситуации из жизни людей вызывали в душе командира небесного гарнизона непонятный трепет, которого ранее не было: она видела, как юноша становится на одно колено перед девушкой, протягивая ей коробочку с кольцом, видела, как женщина рожает ребенка, крича от боли, а потом обнимает новорожденного и лицо ее уже светится счастьем, видела, как старики улыбаются друг другу, идя рядом и поддерживая друг друга под руку, и это вызывало в душе невозмутимого ангела что-то новое, чего раньше не было: интерес, любопытство, желание узнать получше - или даже ощутить это самой. Такие мысли пугали Анаэль, она не хотела лишиться крыльев и благодати, не хотела попасть в тюрьму, боялась заслужить гнев Отца. Она гнала свои темные, по ее мнению, желания прочь, не давала им завладевать своей душой, но из раза в раз, посещая Землю, Анаэль видела людей, видела их глаза, улыбки, видела, как они относятся друг к другу: с ненавистью, со страстью, с любовью - Анаэль так не могла. Она видела в людях все, любые эмоции, видела жестоких убийц, видела нежных влюбленных, видела увлеченных своими экспериментами ученых, видела храбрых воинов, идущих на смерть и знающих это, видела священников, важных и одухотворенных, видела отчаявшихся, рвущих на себе волосы от горя, видела вдохновленных, хватающих перо и пишущих бессмертные творения, видела ссорящихся, бросающих друг в друга обвинения, видела коварных предателей, втыкающих нож в спину [и ты, Брут?], видела то, как люди отдают свои жизни за любимых - и понимала, что она - Анаэль - так не сможет. Она не может чувствовать ни веселья, ни счастья, ни боли, ни тоски, ни ненависти, ни любви. Она - орудие в руках Бога, сделает шаг в сторону - и обречена. Если она хочет оставаться и далее одной из небесного воинства, она не имеет права интересоваться людьми и должна забыть обо всем, что тревожило ее сознание. Но как забыть - Анаэль не знала, не знала, как вытравить из своей души столь непотребные, несанкционированные чувства - она вообще не должна была чувствовать, если на то пошло.

***

В глазах Кастиэля отражалось небо. Спокойное голубое небо, каким оно бывает на рассвете, когда небеса светлеют от лучей восходящего солнца, но еще не озаряются розовыми отблесками зари. Анаэль шла рядом с ним, решив пройтись по парку, наслаждаясь хорошей погодой - к чему спешка, у их задания не было четких временных рамок. Ветер развевал рыжие волосы Анаэль, за ее спиной трепетали огромные крылья - возможно, единственное, что могло порадовать ее, как ангела: полеты, ощущение скорости, счастье высоты. Кастиэль шагал рядом и тоже смотрел на людей - интересно, что думает он, как относится к возлюбленным созданиям Божьим? Вряд ли смертные интересуют его так же, как интересуют они Анаэль. Кастиэль всегда был очень благоразумным - пожалуй, даже слишком благоразумным. Анаэль приближала его к себе, выделяя из остального гарнизона, и не только потому, что он был сильным воином - что-то в Кастиэле притягивало ее, интересовало почти так же, как чувства людей. Он являлся для Анаэль чем-то большим, чем просто один из солдат под ее командованием. Друг? Могут ли у ангелов быть друзья? Или кто-то более близкий?

- Да, ее ждет не слишком приятный вечер, - безразлично отозвалась командир, в свою очередь провожая взглядом взволнованную и спешащую домой школьницу. Она тоже боялась осуждения своих родителей, как и Анаэль - осуждения Отца, и все же - что чувствовала эта девочка, когда ослушалась, возвращаясь домой позже срока? Что ею руководило, когда она решила поступить по-своему?

- Она была со своим парнем, - сказала Анаэль, легко прочитав мысли школьницы. - Она влюблена, и потому забыла о времени...

Каково это - любить кого-то? Каково это - хотеть постоянно находиться рядом с кем-то? Каково это - страдать от разлуки? Может ли Анаэль понять это? Имеет ли право на такую вольность?...

...нет, не имеет. Нужно поскорее подавить в себе это, пока то темное, что шевелилось внутри, не начало ее разрушать.

Навстречу ангелам шли двое, парень и девушка. Они держались за руки, смотрели друг на друга с улыбками, а в их взглядах светилась такая нежность, что в душе Анаэль шевельнулась ранее недоступное ей чувство зависти. Она еще не понимала, что такое - зависть, поняла только, что ей тоже хочется так пройтись. Анаэль посмотрела на Кастиэля и взяла его за руку, подражая влюбленным и переплетая пальцы. Рука Кастиэля была теплой. Анаэль мягко улыбнулась ему.

- Нам не давали задание вернуться в определенное время, - сказала она. - Давай просто погуляем?

Со временем своей службы командиром, Анаэль четко осознала: приказы нужно выполнять, не обсуждая их, но в каждом приказе можно найти лазейку, позволяющую поступить немного по-своему и избежать осуждения. Небеса не сказали: вернитесь сейчас же/спустя час/спустя год. Время на Небесах и на Земле шло совсем иначе, и это играло только на руку двум прогуливающимся ангелам. К тому же, Анаэль была готова защитить Кастиэля, в случае чего взяв всю вину на себя.

+1

4

Красоты природы не вызывали у него восторга – в раю отличий не так много. А вот люди, могли вполне вызвать интерес, послужив своим существом для изучения неведомой ангелам природы истинных чувств. Ему казалось несправедливым то, что такие низкие существа способны чувствовать больше, чем идеальные они. Взирая свысока на землю, наблюдая за вечно куда-то спешащими человеческими существами , ангел лишь пожимал плечами в недоумении. Кастиэль старался как можно меньше времени проводить на земле, снисходя с небес лишь по заданиям, которые любезно предоставлял Михаил. Любимый сын их общего отца и приближенный к Люциферу. Один остался повиноваться воле Господа, а второй томится в адской тюрьме, отказавшись некогда возлюбить людей точно так же, как и творец. Люцифер больше всех любил отца – желал любить лишь его и своих братьев. «Пострадать от любви» - самое точное определение, которое только можно подобрать к заточенному брату. Наверное, он точно поспешит уничтожить людей и землю, коль вырвется из своего заточения. Но этому не бывать – слишком сложно.  Так или иначе , любовь – страдания. Кастиэль не мог положительно отнестись к этому чувству, а потому наблюдая за влюбленными, вспоминал Люцифера и то, как преданно любил он. Стоит ли любовь того, что бы обречь себя на такие муки? Где гарантия, что ты не будешь предан? Ненадежный и хрупкий мир, принимал это чувство с таким завидным трепетом, что его крылья трепетали в непонимании происходящего. Возможно, сравнение с Люцифером не является истинно правильным, но таковой видит он любовь , испытывая вместо нее самую настоящую, и чистейшую преданность своему Отцу, братьям и раю. Наверное, преданность у них развита даже больше чем у людей.  Другого, Кастиэлю было не нужно, ведь именно благодаря своим притупленным чувствам – он может быть сильным воином.
«Любовь?»
Командир пытается повторить увиденную картину – Кастиэль не сопротивляется, покорно подыгрывая Анаэль. Для него ,это было бессмысленным дурачеством, а для нее, как ему казалось, чем-то большим. Он действительно хотел отгородить своего командира от людских чувств, но одновременно желал видеть ее настолько счастливой, насколько может быть счастлив небесный воин. Ведь не случится ничего ужасного, пройдись они за руки? Кастиэль чувствует тепло и нежность ее руки, печально прикрывая голубые  глаза, на слух ,следуя за шагами девушки, повинуясь ее движениям. Он крепко держит ее руку, переплетая свои пальцы с ее, постепенно забывая о задании Михаила – проведать пророка. К каждому пророку уже прикреплен архангел. Неужели, если они не поторопятся, то произойдет нечто ужасное? Неужели могущественный архангел оставит свой пост? В своей  уверенной речи, он поведал: «мать пророка, заключила сделку, с желтоглазым – будьте осторожны». Азазель - произносит он в мыслях, не открывая глаз. Желтоглазый, уже доставил немало проблем, но просто так, устранить его было невозможным. Слишком важный персонаж из адской гущи – стоит быть предусмотрительными.  Он явно стремился наворотить ,непоправимых дел, но никто не мог точно сказать, что именно им задумано. Матери младенцев умирали под потолком, а сами младенцы испили демонической крови. Теперь уже это райское дело – на кону новоиспеченный пророк. Старый пророк уже оставил свой важный пост, томясь под могильной плитой и сполна оплаканный родственниками. Замена нашлась быстро – растет новое поколение.
- Я не думаю, что есть необходимость нам спешить- приоткрывая глаза, он посмотрел сквозь маленькие прорези век на командира, одобрительно кивая головой- не думаю, что архангел не сможет справиться без нас, но ведь и нас послали неспроста.- Кастиэль снова закрыл глаза, повинуясь Анаэль, точно слепой повинуется собаке-поводырю. Пусть это задание было не до конца понятным. Пусть он не видел в нем смысла – оно есть. Можно помедлить – не страшно. До прихода Азазеля в покои младенца еще много времени. Посылая их на землю в столь ранний срок, он лишь перестраховался.
Даже сейчас, идя за руку с той, к которой испытывает особые чувства, он не мог не думать о своем  призвании. Служба и только служба. Возможно, он бы был не прочь, самую малость ,быть таким как его командир, с которой их связывает прочная нить. Он бы мог подглядывать за людьми; мог бы пытаться повторить увиденное, из любопытства; мог бы рыться в закромах запрограммированного лишь на преданность сознания; мог бы попытаться чувствовать но – Кастиэль слишком благоразумен. Даже так. Рядом с ней, все это благоразумие, постепенно начинает накрывать густой тенью. Он пытается отогнать эту тень, оставив свой покорный моральный облик и не поддаваясь на земные провокации. Это сложно, ведь ведущие к рыжеволосой нити чувств, так и тянут за ней, в любой омут и в любое пекло. Внутри нее живет маленький, непоседливый ангел, мечтающий о приключениях и новых ощущениях. Шальной и озорной ангелок, которым по сути, сама Анаэль и являлась. Не смотря на: строгий облик, умение раздавать команды и большой опыт – она именно та непоседа, за которой нужен глаз да глаз.
Он пытается припомнить увиденное им на земле, но в голове всплывает лишь насилие и войны, так не похожее на происходящее в данный момент. Земля не самое безопасное место – люди не самые доброжелательные существа. Он помнит, как мужчины насиловали и избивали женщин. Кастиэль не раз видел ,как умирают люди на войне. Наркотики – туманят разум неопытных созданий, заставляя тело сдаться раньше положенного срока. Вот, какой он видит землю, мало обращая внимание на любовь, семью и дружбу.  Ему слишком сложно разобрать во всей этой суматохе нечто такое же светлое, как ангельская благодать.  Анаэль смогла показать ему нечто приятное, чуть приподняв темную завесу, пустив небольшой светлый лучик во всю ту ужасающую тьму. И все равно, он не мог до конца осознать светлые стороны человеческого мира,  стараясь сильно не нырять в «болото» , выискивая положительные стороны.
- Отец наделил этих существ великой силой чувств. Но мне кажется – это делает их слабее-глаза по прежнему закрыты, будто он боится открыть их, потеряв то приятное чувство ,которое обрел благодаря простому соприкосновению ладоней и переплетению пальцев. Так долго, насколько возможно – пусть продлиться этот момент.Вдыхая теплый воздух полной грудью, Кастиэль представляет райские просторы и то, как они с командиром безмятежно прогуливаются держась за руки. Никто не указ и никто не сможет помешать им. Он боится ,что девушка прознает его мысли, стараясь сильно не мечтать о подобной роскоши ангельского мира. Все такие серьезные, у всех каменные и печальные лица, безразличный взгляд . Анаэль живой лучик – солнечный зайчик  на идеально-серой стене. Стараясь накрыть ее ладонью  - испытываешь поражение, но входишь в азарт.Неуловимая. Никогда не знаешь, что твориться у нее на уме и на что она способна. Многих это раздражает, но Кас будто завороженный пытается стать к ней ближе, схватить и не отпускать, держа в крепких объятьях и прижимая к себе что есть сил. Но ведь, грешно об этом даже думать - грешно, но так приятно.

+1


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » два ангела да на одно лицо