гостевая правила faq роли амс «СториОскар» новости [16.05]

STORYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » тонкой нитью на твоём запястье


тонкой нитью на твоём запястье

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

тонкой нитью на твоём запястье
к л э р и  // и з з и
http://78.media.tumblr.com/e7c5ebff1c8ce4f08505988b7329fe3d/tumblr_p6eem1MBCT1svno5wo2_540.gif
« я буду тонкой нитью на твоём запястье, не снимай меня, не позволяй упасть мне. я буду тонкой нитью, чуть заметно красной, не снимай меня, не убивай напрасно. »

точки не расставлены, они провисают в воздухе и мешают дышать. над клэри сгущается вовсе не туман, а обида. что лучшая подруга в беде доверилась не ей, а какому-то стороннему человеку, которого еще и притащила в институт. на очередном задании, где необходимо прикрывать друг другу тылы, взрывается, обнажая острые клинки//слова.

+1

2

У Клэри Фрей щемит под ребрами, она не сильна в анатомии, но как предполагает, что это шалит сердце, в нос забивается незнакомый запах, кажется, мыло, вперемешку с духами Изабель, которые определенно остались на коже ее куртки. Фрей плотнее сжимает руки в кольцо, утыкаясь носом в плечо, пряча улыбку где-то в копне темных волос, все еще, отдаленной частицей сознания боясь отпустить подругу. Потому что вот она реальная Изабель, с которой все в порядке, но все еще страшно, что отпусти руки и она исчезнет. И не важно, что ее собственные братья волновались ничуть не меньше, даже больше, и имеют право приветствовать пропавшую. Клэри Фрей не отводит взгляда своего хризолитового с профиля подруги, стараясь держаться как можно ближе, цепляясь пальцами тонкими за ладонь Лайтвуд младшей, возможно, именно поэтому, не сразу обращает внимание на того, кого Изабель с придыханием зовет: Себастьян Верлак. Сумеречный охотник из института Лондона, самый удачливый сукин сын, что набрел на нуждающуюся в помощи Иззи. У Клэри Фрей в глазах благодарность топит легкую заинтересованность в новом охотнике, том самом, что так обезоруживающе улыбаясь твердит, что родителей не выбирают. Пожалуй, это именно то малое, что хотелось бы услышать Клэри Фрей от охотников. Новоприбывший Себастьян Верлак подкупает непредвзятостью. Но все еще что-то щемит под ребрами.

И ей вроде бы радоваться, по крайней мере, именно об этом думает Клэри, когда замирает у знакомой двери, которая ведет в покои младшей Лайтвуд, но что-то не дает покоя. Медленно гложет изнутри. Пожалуй, именно поэтому, Фрей сильнее сжимает разнарядку на патруль в городе, собирая последние крупицы храбрости, чтобы не повернуть на пятках, прося Александра заменить напарника. Просто потому, что Алеку нужны причины, столь внезапной просьбы. Просто потому что  - это все еще Иззи, ее хорошая подруга. Та самая, что поддержала и внушила уверенность в завтрашнем дне. Просто потому, что неприятный червячок сомнения гложет изнутри, напоминая о том, что в трудный период жизни Изабель предпочла довериться кому-то стороннему, хотя могла придти к Клэри. Ей кажется будто, что-то пошло по наклонной, вот только в какой момент девушка понять не может. ногти впиваются в тонкую кожу ладони, оставляя там следы полумесяцы, когда по коридору разноситься тихий стук в дверь.

- Иззи, ты готова? Нам пора. – это даже не предложение, констатация, неприглядного для Фрей, в сегодняшний вечер, факта. Того самого, где сомнения занимают львиную долю сознания мешая концентрации. И остается только взывать к ангелам, чтобы те уберегли, послав им спокойный патруль в эту ночь.

Сомнения – не лучший советчик. Об этом напоминает себе Фрей с той минуты, как они переступают порог института, направляясь в сторону Бруклина, и его многочисленных улочек, как одной из первых отправных точек их сегодняшнего патруля. Даже ночью шумный Нью_Йорк не останавливается ни на секунду, Фрей активирует нужные руны по протоколу и оглядывается, слегка щурясь от режущего глаза неонового света и не живого света электрический фонарей, что бросают причудливые тени на дорогу перед ними. Клэри кажется, что по истечению того промежутка времени, что она пытается доказать сумеречному миру свою законную принадлежность охотникам, это впервой, когда ей трудно начать разговор с Изабель. Человек, которого раньше казалось, знала очень хорошо, даже слишком, предстает в другом свете, совершенно неприглядном. Фрей бросает спешный взгляд на патрулирующую рядом Изабель. Та кажется все такой же. Ровным счетом никаких изменений, разве только чуть бледнее, болезненней, но это, кажется, заслуга уличного освещения или фантазия самой Клариссы.

- Почему именно он Иззи? – кажется, именно этот вопрос крутиться на языке, с того самого момента, когда Алек, нехотя, сжав плотно губы, посвящает их в проблемы своей сестры. Кажется, старший из сиблингов до последнего придерживается простого принципа, семейное – должно оставаться в кругу семьи. И не то, чтобы Клэри Фрей не доверяют, просто она не Лайтвуд. Фрей хмуриться, сжимая тонкие губы в линию, когда останавливаясь на полушаге, поворачивается корпусом к подруге, скрещивая руки на груди. В голове настырно стучит одна единственная подходящая мысль – просто она им чужая, сколько раз не доказывай свою преданность.

+1

3

Тонкое, нежное сердце бьется быстро-быстро, словно по венам продолжает бежать ток//заряд, пущенный инь-фенем. Легкое касание, неглубокий укус; одна просьба, что умещается в "пожалуйста" и бьются железные устои и привычные правила, рвется табу и цепи, переступаются границы. Оказывается, как просто сорваться и стать слабой, поверженной, зависимой от яда, что содержится в слюне вампиров. Даже воспоминания казались прошлым, давно забытым и незначащим ничего. Рука тряслась, когда стучала в двери Рафаэля и умоляла не прекращать их порочные свидания, прикрываясь разговорами по душам (если она еще не пропила/продала). Снегом запорошило понятия "семья" и "брат". Алек стоял у кровати, заламывал руки и не знал, как помочь своей младшей сестренке, что корчится, извивается на простынях, переживая очередную агонию (пытку, длиною в вечность). Изабель закатывала глаза, сжимала зубы, что бы не издать ни звука, слышала как громко звучит дыхание брата, как кто-то разговаривает за дверью. И понимала, что если кто узнает об ее "интересном" положении, то репутация Лайтвудов полетит к чертям, их продолжат сравнивать с родителями и их пособничеству Валентину.

А потом появился Верлак с мягким английским акцентом, горячим чаем (любимый сорт самой Королевы Елизаветы), чарующей улыбкой и добрыми глазами, что увидеть в нем своего спасителя Изабель не могла. Признаться, окажись перед ней любой другой, кто протянул ладонь и видел в ней падшего ангела и пытался помочь - она бы без промедления согласилась. И сидя на его кухне, вдыхая аромат свежезаваренного чая и слушая голос, что рассказывал о своей зависимости, Лайтвуд заметила в нем выбоины, что соответствовали собственным вмятинам на душе. Брат не мог понять, Джейс пытался, Клэри лишь часто-мелко моргала, пытаясь понять - как такая сильная девушка дала слабину и смогла впасть в сладкие путы и не выпутаться из паутины наркотика. Самой Изабель было противно от тех ощущений, что рождала в себе ломка. Чувствовать, как по частям расклеиваешься и как слоями слезает кожа, обнажая нежную ткань, где любое касание отзывалось адом, а любой звук был подобен раскату грома - еще маленькой девочкой Из боялась его и пряталась под столом. И желание обхватить острые коленки и скрыться под пушистой бахромой пропало. Как и желание снова вкусить инь-феня.

Все налаживалось. Лайтвуд энергично делала вид, что все хорошо-просто-замечательно. Кивала, широко улыбалась и пыталась как-то сгладить свое отсутствие. Алек не винил, но продолжал оберегать, даже спорить перестал - лишь упрямо поджимал губы, гладя ее по спине, когда на лбу девушки пролегала знакомая морщинка - вспоминались шальные минуты кайфа и мысль ракетой проскальзывала сквозь сознание. Иногда она скучает по времени, проведенному с вампиром - он внезапно оказался интересным собеседником. Себастьян, кого ввела в Институт и познакомила со здешними правилами Изабель, продолжал являться на глаза и всячески поддерживать, рассказывая истории из своего прошлого. Милый и умный юноша с глубоким взглядом. Понятно, что сумеречные осторожно относятся к чужакам. Но от куда предвзятость взялась у Клэри, которая не так давно сама была на его месте?

Рыжая подруга внезапно и в последние минуты отменяла встречи, отказывалась от утреннего кофе из центральной кофейни, от простых бесед и разговоров ни о чем. Досаждала вопросами относительно Верлака, словно он беспокоил ее больше, чем проблемы Изабель, странное поведение Джейса и собственные способности, о происхождении которых только догадывались. Охотница подозрительно косилась на блондина, пытаясь взглядом прочесть его жесты. Изабель списывала все на то, что Клэри влюбилась и всячески пытается оттолкнуть эти чувства - сама еще не разобралась в своем отношении к другому блондину, к другому вампиру, а тут еще и четвертая сторона. Но обсудить все эти моменты не получалось. Все время что-то мешало, преграждало и не давало сдвинуться с места.

- Милый наряд. - улыбается девушка, когда рыжая заглядывает в ее комнату. Охотница уже готова, лишь последние штрихи - поправить макияж и проверить оружие. Именно Изабель настояла на том, что бы в эту миссию отправили их двоих. Девочкам нужно поболтать, а место встречи - всего лишь незначащая обстановка. Взгляд в зеркало - и дверь комнаты захлопывается. Пора выходить в великий мир и показать, что она - все еще сумеречный охотник.

Они идут в тишине, обе молчат, думая о чем-то своем. Лайтвуд пробегает глазами по экрану телефона, где с каждой минутой пребывает новая информация - в данном случае пустая и ни о чем. Потом откладывает гаджет в карман и резко останавливается, сбитая с толку внезапного вопроса. То, что Клэри была чем-то озадачена, это было видно сразу+оборонительная поза - руки на груди, сжатые в одну линию губы. Сейчас ее отчитывать начнут как маленькую девочку, которую застукали за воровством соседских яблок. Да и о ком именно идет речь Лайтвуд догадалась сразу. Она пожимает плечами и возвращает мячик. - Тебе он не нравится? Себастьян, он... Понимаешь, мы оказались с ним в похожей ситуации и он не смотрит на меня осуждающе или снисходительно. Или "я так и знал, что однажды она оступится и вся эта дружба с Низшим Миром доведет до доски гробовой". Он понимает. - Немного помолчав, добавляет. - Ты на меня тоже так смотришь - будто я виновата, что не смогла сама справиться и что вообще впуталась во все это.

+1


Вы здесь » STORYCROSS » чувствуй спиною юг » тонкой нитью на твоём запястье